ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

воскресенье, 21 августа 2011 г.

Суррогатное материнство

Дискуссия между противниками и сторонниками вспомогательных репродуктивных технологий продолжается с того времени, как врачи научились эффективно применять метод искусственного оплодотворения. Выступая против суррогатного материнства, церковь обвиняет репродуктологов в нарушении святости брака. Феминистки тоже протестуют относительно такой эксплуатации женского тела. Отдельные ученые называют достижение своих коллег содействием «биологической проституции». У сторонников упомянутой методики основной аргумент один: семья, наконец, получит долгожданного малыша. Так что же это - последняя надежда бездетных семей или узаконенная торговля детьми?..

Официально заявлять о «суррогатных» потребностях, как и предлагать соответствующие услуги можно с момента активного внедрения в отечественную медицину вспомогательных репродуктивных технологий, в частности экстракорпорального оплодотворения, больше известного под названием «зачатие в пробирке». Половые клетки генетических родителей сливаются в пробирке, а образованный эмбрион переносят в матку другой женщины, где он будет развиваться в течение надлежащего времени, словно в инкубаторе. Претворять в жизнь подобные медицинские программы имеет право каждая клиника, получившая лицензию на лечение бесплодия с применением вспомогательных репродуктивных технологий. А воспользоваться услугами суррогатной мамы могут женщины, у которых в результате оперативного вмешательства отсутствует матка или имеются ее патологические изменения, которые делают невозможным нормальное вынашивание малыша. Кроме того, суррогатное материнство предлагают семьям, которые безрезультатно испытали на себе все другие самые современные методики лечения бесплодия.

И хотя эта репродуктивная технология возникла не так давно, похожие пути решения проблемы искали уже в древности. В течение всей истории человечества отсутствие наследников вынуждало семьи царей, фараонов, вельмож, прибегать к услугам фавориток, «гаремных» жен или служанок. А первые мамы-«инкубаторы» появились, как свидетельствует древнеиндийская легенда, благодаря обычной... шутке. В пятом веке до нашей эры будущий основатель одной из самых известных религий (джайнизма) принц Махавира решил разыграть богов, родившись у женщины низшей касты. Творцы были вынуждены вмешаться, «поменяв» царевича местами с малышом, которого вынашивала богатая кшатрийка. Маленький шутник появился на свет в соответствующих своему статусу условиях, однако его выходка превратила обеих женщин в суррогатных мам.

Большинством женщин-«инкубаторов» руководит исключительно материальный интерес. По альтруистическим соображениям на такой шаг соглашаются только родственницы или близкие подруги генетических родителей. Если же кандидатуры у них нет, с поисками поможет клиника. Почти каждое специализированное медицинское учреждение имеет свой конфиденциальный список потенциальных суррогатных матерей, единой же базы данных, не существует. Желающих подзаработать таким способом, немного. Требования к претенденткам строгие: возраст - до тридцати четырех лет, физическое и психическое здоровье, отсутствие вредных привычек и наличие хотя бы одного ребенка, чтобы женщина могла перенести на него нереализованное материнское чувство после расставания с младенцем, рожденным для других.

Тайной остаются психологические нюансы, обычно не афишированные участниками «суррогатных» программ. Скажем, как чувствует себя женщина, ребенка которой будет рожать другая?.. Или муж суррогатной мамы, которая носит под сердцем «чужого» малыша?.. Каждый из причастных к соглашению предварительно обдумывает все преимущества и недостатки программы. Генетическая мама обычно воспринимает ситуацию спокойно, настроившись на будущий результат. А вот предварительное согласие мужа на работу жены «инкубатором» медики обычно стремятся зафиксировать в письменном виде.

Превратить разовую помощь бесплодной паре в постоянную «профессию» не удастся. Физиологические и особенно психологические нюансы такого труда чаще всего побуждают женщин скорее забыть пережитое. Однако, в его «реестре» есть матери с двойным суррогатным опытом, которые согласились бы помочь бесплодной семье и в третий раз. Если состояние суррогатной матери устраивает врачей, а личностные качества отвечают запросам генетических родителей, стороны, подписывают юридический договор. В него можно внести любые пункты, однако специалисты советуют непременно оговорить медицинское заведение, где будут происходить оплодотворение и роды, обязанность женщины выполнять врачебные предписания, ее местожительство в период беременности, последствия рождения неполноценного ребенка, а также финансовые расходы. За свои услуги женщины получают в среднем десять тысяч долларов, некоторые - даже новое жилье.

Работой отечественных репродуктологов особенно интересуются граждане других стран, где суррогатное материнство запрещено законом, например, во Франции или Германии. Скандинавские государства только ограничивают использование медицинских программ, связанных с услугами мам-«инкубаторов», а Канада и Израиль исключают из подобных репродуктивных методик коммерческую подпочву. Стабильный спрос иностранцев на наших суррогатных матерей объясняется юридическими нюансами, которые гарантируют потенциальным родителям первоочередные права на малыша. Мама, которая родила ребенка для бесплодных супругов, может передумать и оставить его себе, на Западе - еще и получать на нее алименты, доказав отцовство своего клиента. А вот в Украине, ребенок, зачатый супругами и вживленный в организм другой женщины, принадлежит исключительно генетическим родителям.

Наши же соотечественники в основном остаются консерваторами. В решении таких интимных проблем возлагают основные надежды на проверенные прадедовские методы. А вот к ультрасовременным репродуктивным идеям относятся с определенным предостережением. Скажем, если западное общество уже рассматривает суррогатное материнство как эффективный способ борьбы с бездетностью семей гомосексуалов, то отечественные врачи не всегда готовы даже комментировать подобный опыт. Наше общество пока еще имеет более неотложные проблемы, чем удовлетворение родительских инстинктов сексуальных меньшинств...

Удачно воспользовавшись услугами мам-«инкубаторов», родители обычно стараются не афишировать «нетрадиционное» происхождение своего чада. Поэтому о психологических и физических особенностях развития таких детей ученые чаще всего выражают гипотезы. Правда, не жалеют для прогнозов мрачных красок. Не больше всего достается пробирке, из которой, собственно, и начинается суррогатное материнство. Подобное оплодотворение, как считают некоторые ученые, может стать причиной разных отклонений, с которыми рождается значительная часть «пробирковых» малышей. У них чаще бывают задержки внутриутробного развития или асфиксия во время рождения, сверх того, их интеллект ниже, чем у детей, зачатых «традиционным» способом. Конечно, подобное мнение разделяют не все специалисты. Сегодня доказано: отклонения в здоровье не зависят от способа, которым забеременела женщина. Поэтому младенцы «из пробирки» рождаются больными не чаще других малышей.

Мораль подобных теорий, как правило, одна: вместо того, чтобы обращаться за помощью к суррогатной матери, лучше малыша усыновить. Мол, и дешевле, и гуманнее. Однако упрекать семью, которая стремится получить исключительно «своего» наследника, может только тот, кто не знает о наследственном «потенциале», которым награждают детей родители-алкоголики или наркоманы. Взять на воспитание сироту советует таким семьям и современная православная церковь, которая к суррогатному материнству относится исключительно негативно. Священники, отрицают прежде всего коммерческую основу таких услуг. Ребенок не должен быть товаром. Запрещая подобное явление, церковь воспитывает у мирян стремление к внутренней чистоте. Вера и искренняя молитва - самый действенный и самый безопасный способ получить Божье благословение в борьбе с бесплодием, считает церковь.

Ася Новикова

Комментариев нет:

Отправить комментарий