ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

вторник, 19 апреля 2011 г.

Эта «неожиданная» война


Договор между Германией и Советским Союзом, подписанный Молотовым и Риббентропом в августе 1939-го и рассчитанный по меньшей мере, на десять лет, был нарушен 22 июня 1941 г.

Историки на основании документальных свидетельств пришли к мнению, что окончательно дату нападения Германии на Советский Союз, то есть 22 июня 1941-го, утвердили еще 30 апреля того же года, хотя о неизбежности этой войны говорили в дипломатических кругах еще в марте. Так, по требованию Черчилля британский посол в Москве Криппс передал 19 апреля кремлевским должностным лицам послание, в котором предостерегал о возможности фашистского вторжения. Об этом сообщал и посол Турции в Москве, а советский разведчик Рихард Зорге еще 5 марта 1941-го послал из Японии копии секретных документов, по которым агрессия против СССР должна была начаться во второй половине июня. 15 июня он послал в Белокаменную шифровку такого содержания: “Война начнется 22 июня”. Он же известил и о том, что на границе с Советским Союзом сконцентрировалось 150 немецких дивизий.

Как же так случилось, что прежние союзники нарушили “Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом”, подписанный 23 августа 1939-го Молотовым и Риббентропом? О чем в нем шла речь?

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом

Открытая часть

Правительство СССР и правительство Германии, руководствуясь желанием укрепления дела мира между СССР и Германией, исходя из основных положений “Договора о нейтралитете”, заключенного между СССР и Германией в апреле 1926 года, пришли к следующему.

Статья 1. Обе Договаривающиеся Стороны обязываются воздерживаться от любого насилия, от любого агрессивного действия и любого нападения по отношению друг к другу как отдельно, так и вместе с другими государствами.

Статья 2. В случае, если одна из Договаривающихся Сторон окажется объектом военных действий со стороны третьего государства, вторая договорная сторона не будет поддерживать ни в какой форме это государство.

Статья 3. Правительства обеих Договаривающихся Сторон останутся в будущем в контакте друг с другом для консультаций, чтобы информировать друг друга о вопросах, касающихся их общих интересов.

Статья 4. Ни одна из Договаривающихся Сторон не будет участвовать в какой-нибудь группировке держав, которая прямо или косвенно направлена против другой стороны.

Статья 5. В случае возникновения споров или конфликтов между Договаривающимися Сторонами по вопросам того или иного рода, обе стороны будут разрешать эти споры или конфликты исключительно мирным путем в порядке дружественного обмена мнениями или в нужных случаях путем создания комиссий по урегулированию конфликта.

Статья 6. Настоящий договор заключается сроком на десять лет с тем, что, поскольку одна из Договаривающихся Сторон не денонсирует его за год до истечения срока, срок действия договора будет считаться автоматически продленным на следующие пять лет.

Статья 7. Настоящий договор подлежит ратифицированию в возможно короткий срок. Обмен ратификационными грамотами должен произойти в Берлине. Договор вступает в силу немедленно после его подписания.

Составлен в двух оригиналах, на немецком и русском языках, в Москве, 23 августа 1939 года.

МОЛОТОВ РИББЕНТРОП

Секретный дополнительный протокол

По случаю подписания Пакта о ненападении между Германией и Союзом Советских Социалистических Республик, ниже подписаны представители обеих сторон обсудили в строго конфиденциальных беседах вопрос о разграничении их сфер влияния в Восточной Европе. Эти беседы привели к соглашению в следующем.

1. В случае территориальных и политических переустройствах в областях, которые принадлежат прибалтийским государствам: Финляндии, Эстонии, Латвии и Литве, северная граница Литвы будет линией, которая разделяет сферы влияния Германии и СССР. В связи с этим заинтересованность Литвы в районе Вильно признана обеими сторонами.

2. В случае территориальных и политических переустройствах в областях, которые принадлежат Польскому государству, сферы влияния Германии и СССР будут размежеваны приблизительно по линии рек Нарева, Висла, Сана.

Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сохранение независимого Польского государства и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен только в течение дальнейшего политического развития. В любом случае оба правительства решат этот вопрос путем дружественного соглашения.

3. Относительно Юго-Восточной Европы советская сторона указала на свою заинтересованность в Бесарабии.

Немецкая сторона четко заявила о полной политической незаинтересованности в этих территориях.

4. Данный Протокол рассматривается обеими сторонами как строго секретный.

Москва, 23 августа 1939 года


МОЛОТОВ РИББЕНТРОП

А впрочем, 28 сентября 1939 года настоящий документ пришлось уточнять, ведь вскоре Польское государство распалось. И уже 31 октября 1939-го Вячеслав Молотов (на то время председатель Совета народных комиссаров СССР) докладывал: “... война началась между Германией и Польшей и превратилась в войну между Германией, с одной стороны, Англией и Францией — с другой... Закончилась быстро из-за полного банкротства польских руководителей...” Вячеслав Михайлович настаивал на изменении таких терминов, как “агрессор”, “агрессия”: “Мы не можем пользоваться этими понятиями в том же понимании, как, скажем, три-четыре месяца назад. Теперь, если говорить о “крупных государствах” Европы, Германия находится в положении государства, которое хочет быстрейшего завершения войны и мира”.

Главный комиссар СССР объяснял: “Теперь наши отношения с Германией построены на базе дружеских отношений, на стремлении поддерживать стремление Германии к миру... для взаимной выгоды обоих держав... Мы последовательно проводили эту линию, чему совсем не противореччит вступление наших войск на территорию Польши 17 сентября...”

Поэтому на территорию Западной Украины и Западной Беларусии вступила Красная Армия. В официальных средствах массовой информации это комментировали так: “Население с неописуемым восторгом встретило свое освобождение от польского гнета и горячо приветствовало новую победу Советской власти...” Действительно, сначала приветствовали, братались, несли цветы, но едва прошел год, как отношение к так называемым освободителям очень изменилось.

И вот на СССР упали первые вражеские бомбы. В первую же ночь фашистские самолеты со смертоносным грузом направились к столице Украины. Впоследствии народ сложит об этой трагедии песню: “22 июня ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война...” Отозвались и поэты, чтобы поднять дух соотечественников.

А вот листок “Из боевого опыта”, напечатанный редакцией “Красная Армия” осенью в 1941 году. Здесь пафоса нет, только практические рекомендации: “Врага нужно бить денно и нощно. Наш климат врагу не по силе. В темные дождевые ночи он прячется в домах, влезает в щели и нетерпеливо ожидает рассвета. Поэтому это время нужно использовать не для эпизодических атак, а для систематических ночных битв...” “Ночь нуждается в тройной бдительности”, - предостерегает лейтенант Петр Асанкин. А старший лейтенант Леонид Вирон с сожалением констатирует: “Мы вообще перестали любить луну — она нам все портит: стоит лучу прожектора соединиться с лунным светом, как вражеские самолеты теряются и тогда их тяжело различить”. Есть здесь советы и относительно переправы: “Самое лучшее средство переправы - лодки. Их можно найти в любой ближнем селе. Переправляться нужно там, где самое широкое место, где немцы не ожидают...”

Бедные солдаты... Преодолевать водные рубежи должны были на ветхих деревенских лодках, и то если найдут... Дожили ли они до победы, за которую нужно было воевать длинных четыре страшных года? И зимой. И летом. И осенью. И весной. И днем. И ночью. И на рассвете. И в сумерки. В трескучий мороз и адскую жару. Воспользовались ли они этими советами, чтобы вернуться домой?..

"Артефакты" Руслан Линник

Комментариев нет:

Отправить комментарий