ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

среда, 20 апреля 2011 г.

До сих пор никто не знает, сколько ядерного топлива осталось в разрушенном блоке ЧАЭС


За время, которое отделяет нас от катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции, в условиях стойкого влияния “долгоживущих” радионуклидов (цезия-137, стронция-90, плутония-239, 240, америция-241) выросло новое поколение землян. И хотя, как кажется, о планетарной катастрофе на четвертом блоке ЧАЭС в настоящее время известно практически все, дети тех, кто получил не одну избыточную дозу бэр, еще долго будут выяснять для себя лично, каким было радиоактивное загрязнение территории в 1986-м, каково оно сегодня, и что ожидает их потомков. Ученые, которые были непосредственными участниками ликвидации последствий трагедии с первых ее дней, только через десятки лет открывают некоторые подробности своих исследований, которые долгое время хранились в архивах почтенных ведомств под грифом “Секретно”.

Трагедия была неминуемой, поскольку ее обусловила принятая в 1980 году “Энергетическая программа Советского Союза”. Она требовала максимального использования мощности ЧАЭС, однако не была соответственно усовершенствована на случай того или иного инцидента.

Одна из главных причин взрыва на четвертом блоке атомной станции — нештатное поведение реактора. Ужасным является то, что цепь превращений ядерного топлива потеряла управляемость: такое поведение не вписывалось ни в один технологический регламент. Этого нельзя было предвидеть даже в страшном сне! Ни одна модель потенциальных неполадок практически не приводила к разрушению активной зоны реактора. Почему-то молчат о нескольких последовательных взрывах (как минимум двух) в нем, хотя свидетели этому есть. Кроме того, существуют данные бывшего Минэкологии об увеличении потери воды из водонесущих систем (и именно это, вероятно, могло способствовать ускоренному разогреву реактора и его разрушению).

По мнению некоторых ученых в реакторе наблюдалась совсем другая картина взрыва, другой механизм формирования количества выбросов и их активности. В первые годы, да и до сих пор, официально считают, что в апреле-мае 1986 года количество радиоактивных выбросов составляло 50 миллионов кюри. Но по данным некоторых специалистов, которые учли мощности реакторного блока и конкретные ситуации, которые в нем произошли в активную фазу аварии, суммарные выбросы всех радионуклидов (до 450 видов) могут быть в объеме до 7 миллиардов кюри. Поэтому, похоже, и до сих пор еще не установлено истинных масштабов катастрофы.

Сегодня ученые и государственные мужи дебатируют о количестве остатков ядерного топлива в разрушенном четвертом блоке. К сожалению, никто из штатных эксплуатационников ЧАЭС и работников станции не смогли уверенно ответить на этот вопрос. Они считают, что его осталось 200 тонн. Но по показателям инструментального измерения гамма-излучения в 1986 году, количество остатков ядерного топлива составляло... 1,7 тонны. На протяжении десятилетий искали его и методом бурения, но ни одного мощного скопления и, таким образом, достоверного баланса распределения топлива так и не нашли.

Виктор Бурназов

Комментариев нет:

Отправить комментарий