ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

четверг, 17 марта 2011 г.

Волкодлаки – войны, принимающие звериный образ

Как-то американский писатель Дж. Шульц встретил странного индейца, одетого в женскую одежду с причесанными по-женски волосами. Он шил и прял, и никто из родственников не считал его мужчиной. Оказалось, что этот человек в свое время не сдал экзамен «посвящения». Следовательно, «не стал мужчиной».

Всякий, кто читал книги об экзотических странах, знает, что среди туземцев Америки, Африки, Австралии, Океании, с наступлением зрелости молодые люди должны были пережить особенные обряды, чтобы стать полноценными членами общества и племени. При этом юных индейцев, австралийцев, папуасов, заставляли голодать, истязали до крови, не давали спать. Только продемонстрировав свое мужество и стойкость, юноша признавался взрослым, полноправным мужчиной, защитником своего племени. Если же не выдерживал ритуальных испытаний, то на всю жизнь так и оставался для соплеменников «ребенком» или «женщиной».

Подобные обряды были и у наших славянских предков. Воспроизвести их можно по показаниям этнографии, фольклора (в частности, сказкам, легендам, эпическим произведениям), где отражена история народа. Место посвящения воспринималось как потусторонний мир. В ходе посвящения юноши словно умирали и рождались уже совсем другими, с новым сознанием и новыми именами. Ритуальным перевозчиком на «тот свет» была лошадь — посредник между мирами людей, богов, и мертвых.

На поляне посреди священного леса — в «центре мира» — обязательно возвышался могучий дуб, воплощение мифического «древа мира». Его крона олицетворяла обитель богов, ствол - землю с ее существами, корни — царство мертвых. Здесь, как считалось, обряды имели наибольшую силу.

Когда юношу ночью, под бой барабанов и завывания «злых духов» (его специальными музыкальными инструментами искусно имитировали жрецы) приводили в священный лес, их встречали жрицы богини Мокоши (одновременно «Праматери» и царицы мира мертвых), одетые в ритуальные маски. Но основная роль отводилась мужчинам-жрецам. В лесном лагере испытуемых били плетьми, не кормили или заставляли есть мерзкую пищу, лишали сна, таскали за волосы, бросали в воду. С ними вели себя не так, как принято в мире людей, ведь они «оказались в потустороннем мире», а он отличался от «белого света» именно своей «перевернутостью».

Юношей разрисовывали черной краской, они не стриглись и не брились. Им запрещали смеяться, поскольку смех — признак жизни. Испытуемые в играх, поединках, соревнованиях показывали свою силу и ловкость.

Юношей должно было поглотить и выплюнуть чудовище. Часто это был бог Велес (бог скота, торговли, богатства, знаний, и в то же время потустороннего) в образе Змея. Юноша должен был пролезть через его чучело. Считалось, что пребывание в брюхе обладателя тайных знаний давало испытуемому магические способности. Пройдя через нутро ужасного чудовища, парень «отрыгался» им и опять превращался в человека, рождаясь, как считалось, заново. Таким образом, испытуемый становился сыном Велеса. Велес превращался также в волка. Ведь тотемным предком, то есть родоначальником племен и династий князей древних славян считался волк.

В лесу юноши видели вокруг себя ужасные пасти и фигуры людей-волков, танцующих ритуальный танец. В свете луны и жертвенных костров фантастические фигуры двуногих зверей сливались с такими же ужасными тенями и под бой барабанов и шум трещоток, которые имитировали голоса духов, создавали нереальную и страшную картину. Парней, с которых предварительно срывали одежду, хватали и бросали в пасть гигантского чудовища, царапая их тела до крови.

Чтобы стать воином, юноша должен был вытерпеть жестокие обряды. Ритуальное перерождение испытуемых в волков или псов, или же в медведей в давние времена «пережили» многие индоевропейские народы. Чтобы стать волком, нужно было в ходе ритуала надеть волчью шкуру, подпоясаться и завязать на поясе магические узлы. Да еще войти в контакт с духами предков и тотемного предка — волка. Контакта достигали с помощью наркотического варева и испарений.

Парень повторял заклинание, в котором вызывал «духа серого волка» и просил сделать его «сильным и жестоким», наделить «скоростью лося», «когтями медведя», «умом лисы», «силой быка», «глазами кошки», «плавучестью рыбы», «обонянием собаки» и «корыстолюбием свиньи».


Надышавшись испарений, испытуемый трижды целовал землю, прыгал через огонь, вертелся и танцевал, обращаясь к духу Волка-предка: «Сделай меня волкодлаком, чтобы я ел мужчину, женщину, ребенка. Я желаю крови, человеческой крови, дай ее мне в эту же ночь. Большой дух Волка, дай мне это. Я твой и сердцем, и телом, и душой». Когда галлюциноген начинал действовать, к испытуемому приходило виденье духа Волка-предка. Он выглядел как высокое существо с большими человеческими конечностями, которые заканчивались лапами волка, с волчьей головой, ртом и ушами, но с человеческим носом и глазами. Эти детали древнейшего ритуала сохранились до времен, когда были записаны исследователями, в особенных «волкодлакских» заклинаниях.

Испытуемые ели также особенную ритуальную пищу: печень и сердца волков и медведей и пили их кровь. Таким образом, по принципу магии им передавалась сила и смелость хищников. Так парень становился «воином-зверем». Он должен был некоторое время жить отдельно от своего племени «волчьей» жизнью, то есть, воюя и грабя. Такие союзы молодых воинов и их «звериные» занятия известны в древности и у других родственных со славянами индоевропейских народов - германцев, скифов, кельтов.

Жили «юноши-волки» в особенном доме холостяков в лесу. Изучали традиции племени, ритуальные танцы, песни, мифы, приобретали способности «видеть и слышать богов». В сказках (что является отголоском доисторической реальности) часто описываются такие «дома» на несколько комнат в темном лесу, обнесенных ограждением, иногда с черепами убитых врагов. От нескольких десятков до нескольких сотен «молодцев» составляли союз, и звались они «братьями». Мужские союзы разделялись на несколько рангов по возрастному признаку. Каждый из таких рангов имел свое помещение в лесном доме. Очевидно, в братство входили только те, кто проходил испытания вместе. Проживать в лесном лагере могло несколько таких групп. Юноши учились терпеть боль, жажду и голод, охотились.

Наиболее почетным занятием «волчьих» союзов была война. В древности мужские союзы молодых воинов часто составляли наиболее мобильную военную силу племен индоевропейцев, своеобразную гвардию вождя. Нападая на противника, «воины-волки» или «медведи» действительно уподоблялись этим зверям, наследуя их хищническое поведение. Перед боем происходили особенные ритуалы с танцами, воины «смачивали горло» рюмкой наркотического напитка и шли в бой обнаженными, лишь с волчьей или медвежьей шкурой на плечах. «Когда скиф убивает первого врага, он пьет его кровь…» — писал «отец истории» Геродот в V веке до н.э.

Водил молодых «воинов-волков» в военные походы и разбойничьи набеги вождь-колдун. Считалось, что он имеет власть не только над людьми, но и над зверьми и природными стихиями. Такие вожди-колдуны известны из древнеславянского эпоса, отрывки которого дошли до нас в былинах, «Слове о полку Игореве» и эпических произведениях южных славян. Это Волх Всеславович и Вольга, герой новгородской книжной легенды, старший сын мифического Словена, - Волх, а также легендарные князья-волкодлаки Всеслав Полоцкий на Руси и Вук (Волк) Гругрович в Сербии. Покровителем «волчьих» союзов и их членов — молодых воинов — выступал уже не Велес, а бог-войны Перун. Его мифические подвиги повторяли на земле в многочисленных битвах испытуемые юноши. Бог-покровитель выступал тоже в образе волка.

Во время нападений на соседние племена «воины-волки» захватывали девушек и молодых женщин, которые потом жили в их мужских домах. Вообще в такие дома женщин не пускали. Однако в лесных, как правило, постоянно жили девушки-пленницы, «жрицы любви». Они должны были учить юношей эротике. Ребята, перестав быть детьми, получали на это право. В дальнейшем «девушки лесного дома» вступали в брак с членами «волчьих» союзов после завершения их испытаний. А взятие в плен девушек членами «волчьих» союзов описывается в героическом эпосе, свадебной поэзии и обрядности.

За несколько лет в многочисленных боях и разбойничьих набегах парни наконец-то доказывали свою смелость и мужество. Поэтому отбывали последний обряд — возвращение в свое общество и посвящение в его полноправные члены. В сказках их «с того света возвращает волшебная лошадь». Юноши «заново рождались», а родственникам и соседям не разрешалось их сразу узнавать. При превращении «волков» в людей из них сбрасывали волчьи шкуры, снимали «волчьи пояса» с магическими узлами, а затем одевали их в новый, человеческий наряд.

Ритуальное «перековывание» «волков» в людей демонстрировал и кузнец. Славяне считали, что он наделен сверхприродной творческой силой и является помощником, а временами и двойником Громовержца. Жрецы-кузнецы полосовали парней, разбивая на то время уже изношенные волчьи шкуры. Шкуры спадали, и посвященные появлялись перед единоплеменниками уже в человеческом, а не в зверином облике. Им давали новые имена, добытые в многочисленных боях и походах за несколько лет «волчьего экстрима».

Андрей Макаров

Комментариев нет:

Отправить комментарий