ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

пятница, 28 января 2011 г.

Джордано Бруно. Он слишком много мыслил

Еретик — это производное от греческого глагола, который сначала имел содержание «взять рукой», а впоследствии, путем метафоры стало значить «лично выбрать». Ересь есть не что другое как принятие человеком своего собственного решения. Именно этого проявления самостоятельности, собственной позиции, часто боялись и боятся сегодня государственные лидеры, церковники, и, обычно, резко осуждают.

Речь пойдет о гениальном итальянском еретике Джордано Бруно, который сказал, что лучше достойная и героическая смерть, чем недостойный и подлый триумф.

Джордано Бруно родился в 1548 году в городе Нола вблизи Неаполя (отсюда и происходит его прозвище «Ноланец»). Свою жизнь он закончил 17 февраля 1600 года в Риме на Площади цветов (Кампо ди Фере), где был казнен на костре. До ареста Джордано неоднократно вызывали в суд инквизиции. В целом правильно его жизненный путь был описан в докладе прокуратора венецианского дожа: «Указанный брат раньше был передан в суд инквизиции и заточен в тюрьму в Неаполе за еретическое выступление. Он исчез оттуда и направился в Рим, где был заточен в тюрьму и передан в суд, как в связи с прошлыми, так и в связи с новыми обвинениями.

Он повторно убежал из заключения и отправился в Англию, где жил согласно обычаям острова. Потом он приехал в Женеву, где вел такую же порочную и дьявольскую жизнь. Наконец он прибыл в Венецию и нашел себе пристанище в доме дворянина. Этот дворянин, чтобы успокоить должным образом свою христианскую совесть, донес на него святому трибуналу, после чего тот был схвачен и заточен в тюрьму». В Венеции Джордано Бруно пробыл недолго. После нескольких допросов и переписки с Римом, 7 января 1953 года правительство Венецианской республики приняло решение о выдаче его римской инквизиции. Поскольку «в первый раз он был отдан в суд и заточен в тюрьму в Неаполе, а затем в Риме. Учитывая это святой трибунал Рима должен исполнить над ним соответствующее правосудие». По свидетельству венецианского посла в Риме Пола Праута, папа Климент VIII «принял это сообщение (о выдаче Джордано Бруно римской инквизиции) как радостное».

Все документы о судебном процессе долгое время оставались неизвестными историкам. Только в 1848 году Доминико Берти, министр народного образования Римской республики и биограф Бруно, пытался получить их с секретного архива Ватикана. Однако, по приказу папы Пия ІХ Берти был направлен официальный ответ такого содержания: «Архивы святой службы, обследованы самим старательным образом и внимательно изучены, свидетельствуют о том, что Джордано Бруно в свое время находился под судом. Но архивы не дают никаких материалов, которые бы позволяли установить, какой приговор был вынесен в связи с выдвинутыми ему обвинениями.

Еще меньше возможности выяснить, какое было принято решение. Самый внимательный исследователь, изучивший материалы, которые сохранились, дает следующую справку: «Большинство папок, которые относятся к делу, наполнены бумагами, покрытыми выцветшими чернилами. Вследствие этого большая часть документов являют собой потемневшие письма, о которых можно лишь сказать, что они были когда-то написаны».

Папа Пои ІХ был, мягко говоря, не точен в своем ответе Берти, которому все же удалось раздобыть несколько документов, которые относятся к процессу над Бруно и опубликовать их в 1876 году в своей книге «Судьба коперниканства в Италии». Но важнейшие документы — протоколы допросов — продолжали храниться за семью печатями в тайниках Ватикана.



В 1886 году дело Бруно попало в руки одного из хранителей ватиканского тайного архива — Грегорио Пальмери, который доложил о своей находке папе Льву ХІІІ. Папа затребовал дело и приказал Пальмери держать все в большой тайне. Только в 1925 году в Италии было опубликовано 26 неизвестных документов инквизиции, которые относились к делу Джордано Бруно. В том же году кардинал Меркати, заведующий, секретным архивом Ватикана, обнаружил среди бумаг папы Пия ІХ второй экземпляр дела Бруно. Сведения об этом просочились в прессу, и Ватикан был вынужден дать разрешение на публикацию найденных документов. Однако это было сделано только 17 лет спустя, в 1942 году. Так мир узнал подробности процесса над Джордано Бруно через 342 года после его казни!

Расшифровка протоколов оказалась нелегким делом. Нотарий инквизиции не признавал знаков препинаний, а некоторые слова заменял условными знаками. Названия книг Бруно часто переданы неточно и не всегда можно установить, где нотарий указывал название книги, а где излагал ее содержание. Тем не менее, протоколы, которые сохранились, дают достаточное представление о взглядах Бруно. Нужно учитывать, что с одной стороны он отбрасывал все обвинения в «ереси», со второй — инквизиция пыталась выдать дело так, словно Бруно покаялся в своих ошибках. Раскаявшийся грешник стоит намного дороже сожженного на костре.

Первая «ересь» Джордано Бруно

Вопрос: Излагал ли, признавал и обсуждал публично или частным образом в своих чтениях принципы, которые противоречат и вредят католической вере и святой Римской церкви?

Ответ: Непосредственно я не учил тому, что противоречит христианской религии, хотя и выступал против. В целом мои взгляды, следующие. Существует бесконечная Вселенная, созданная бесконечным божественным могуществом. Но я считаю не достойным мысли, будто Божество, владея способностью создавать, кроме этого мира, другой и другие неоконченные миры, создало конечный мир.

Таким образом, я провозглашаю существование бесчисленных отдельных миров, подобных миру этой Земли. Вместе с Пифагором я считаю ее светилом, подобным Луне, другим планетам, другим звездам, число которых бесконечно. Все эти небесные тела образуют бесчисленные миры. Они создают бесконечную Вселенную в бесконечном пространстве».

Приходится только удивляться, с какой точностью на слух был записан нотарием ответ Бруно — и полностью отвечает тому, что писал он в книге «О бесконечности Вселенной и миров». «Небо одно, но есть безмерное пространство, всеобъемлющее лоно, которое охватывает все и вся, безграничное эфирное царство в котором все колеблется и двигается. В нем существуют многочисленные звезды, созвездия, шаровидные миры, солнца и земли…».

Инквизиторы, которые не совсем хорошо разобрались в вопросах построения мира, удовлетворились ответом Бруно. А, между прочим, его учение о множественном числе миров оказалось важным этапом в развитии научной космологии. Если Коперник «поместил» Солнце в центр мироздания и тем самым превратил Землю в одну из рядовых планет, то Бруно предпринял следующий шаг: Солнце со всеми своими планетами превращалось в его картине мира в «рядовую» звезду». Джордано Бруно принял учение Коперника, стал его пылким последователем. Одну из глав поэмы «О безмерном и неисчислимых» он назвал «О светоче Николая Коперника».

Самое главное, что стало достоянием мировой науки, это утверждение Бруно о многочисленности миров не было выводом, исходящим из математических расчетов и астрономических наблюдений. Бруно был еретиком, поскольку он самостоятельно мыслил, хотя и оставался «внутри» богословских концепций. Согласно общепринятой догме, Бог после шести дней творения удалился на отдых. И в Библии ничего не говорится о том, чем он занимался после «выходного дня». Это обстоятельство и лежало в основе об уникальности нашего мира. Бруно противопоставил церковной догме другую, более глубокую: всемогуществу Бога должна отвечать бесконечная Вселенная, которая состоит из несметных «миров» подобных нашему.

В дальнейшем выяснилось, что эта «догма» Бруно отвечает научной картине мира больше чем догма Святого письма. "Я считаю. — писал Бруно, — что Вселенная бесконечна и является результатом бесконечной силы и добра, которых всякий органический мир был бы недостоин. Отсюда я заявляю, что кроме нашей Земли существуют несметные миры; я согласен с Пифагором, что Земля является звездой, как и все другие, и что все несметные миры составляют одно целое в безграничном пространстве, которое и является Вселенной.

Я мыслю, что каждая вещь растет и двигается в соответствии с ее природой, и, как я понимаю, для этого есть два способа: один из них, когда в теле и в каждой его части есть душа; второй — непостижимый, когда сам Бог присутствует во всем, но не как душа, а таким путем, какой невозможно постичь".


Вторая ересь Джордано Бруно

Вопрос: «Утверждал ли, на самом ли деле признавал и признает теперь и верит в троицу — отца, сына, и святого Духа, единственную по сущности, но разную за ипостасями, согласно тому, чему учит и во что верит католическая церковь? Какого мнения придерживался о Христе? Какой точки зрения придерживался относительно чудес, деяний и смерти Христа? Рассуждал ли когда-либо по этому предмету в противоречии с католическим учением?»

Сначала на вопрос о Христе Бруно ответил уклончиво: «Что касается второго лица (Христа), я говорю, что в действительности признавал его тем же в сущности, что и первое лицо, как и третье лицо. Потому что по своей сути они не отличаются и поэтому не могут терпеть неравенства, и все атрибуты, которые принадлежат отцу, принадлежат также и сыну и святому духу. Но своего отношения я никогда не выражал, не выкладывал в письменном виде и только сомневался наедине с собой».

В дальнейшем, чувствуя, что инквизиторов не удовлетворяют такие формулировки и что, настаивая на «непонятности» воплощения «слова» у Христа — человека он обрекается на неминуемую смерть, Бруно сдал свои позиции. На вопрос о «природе» чудес Христа он ответил: «я считаю, что чудеса Христа были божественными, истинными и действительными, а не мнимыми. Я никогда не говорил, не верил, не думал ничего противного этому взгляду». Однако в своей книге «Изгнания торжествующего зверя» Бруно писал о чудесах евангельского Христа как о вымысле.

Расчет Бруно был простым — пытаясь обмануть инквизиторства, он предполагал, что они не читали его книг. А поэтому он повторил на допросе то, что считает о Христе церковь. Бруно не хотел умирать. А допросы продолжались...

О последующем, восьмилетнем процессе над Бруно, который проходит в Риме, известно меньше. Процедура суда инквизиции отличалась тем, что рассмотрение дела тянулось годами. Документальные свидетельства процесса Бруно сохранились не полностью. Известно только, что шла проверка его показаний, которые он дал в Венеции. Но положение Бруно в Риме было сложнее. Венецианские судьи не читали его книги, а если бы и пытались, то вряд ли смогли в них разобраться. Своеобразный стиль, множество аллегорий, ссылок, на мифологию Рима и Греции делали такое чтение нелегким и открывали широкую возможность для трактовок, в том числе и таких, которые могли оправдывать автора в глазах инквизиции.

На месте казни Джордано Бруно


В 1593 году в руки римской инквизиции попал экземпляр книги Бруно «Изгнания торжествующего зверя», на полях которой неизвестным автором были сделаны численные пометки, которые раскрывали истинное содержание написанного. Именно учение о множественном числе миров стало основой для вынесения Бруно смертного приговора.

Неизвестно сколько лет продолжался бы суд над гениальным еретиком. Наступающий 1600 год заставил инквизицию поторопиться с вынесением приговора. Этот год был определен Ватиканом «святым» — каждый паломник, который побывал в Риме в этом году, получал отпущение всех грехов. А одним из главных «представлений» были публичные казни «еретиков».

«Артефакты»

1 комментарий:

  1. Не все так просто в биографии Бруно, есть очень много непонятного, необходимо тщательное изучение. Однако, спасибо авторам!

    ОтветитьУдалить