ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

понедельник, 24 января 2011 г.

Дарвин ошибался, или Чем опасны ГМО

Идея генетической модификации или, как говорили раньше, «генной инженерии» появилась одновременно с генетикой — приблизительно в первой четверти ХХ в. Кто ее автор, уже и не узнать. Она просто должна была прийти на ум каждому ученому, кто осознавал: каждая клеточка любого организма содержит в себе подробное информационное описание всех белковых соединений, из которых этот организм и состоит.

Вывод напрашивается сам по себе: если поменять описание — изменится и организм. У него появятся какие-то новые свойства, которые больше отвечают потребностям человека. Какие именно? Не важно. Каждый знает, что для него лучше. Ученые — не исключение. Они также мечтают улучшить жизнь и иногда находят способы осуществления собственной мечты.

Отечественным генетикам с поиском не повезло. Генетика с кибернетикой и квантовой механикой, были признаны «буржуазными лженауками». Тысячи ученых во главе с ведущими специалистами оказались в сибирских лагерях. А в Европе и Северной Америке поиск продолжался, пока сами же генетики не стали дискуссировать...

Опасные ли генномодифицированные продукты для человека?

Для ответа на этот вопрос понадобилось почти полвека. Самые первые жизнеспособные растительные организмы, выращенные из модифицированных клеток, появились в университетских лабораториях Северной Америки и Западной Европы в начале 80–х годов. А оттуда стали постепенно расползаться по полям, рождая страхи и слухи. В итоге, вопрос стал ребром. Уже и сами генетики хотели бы знать: опасны ли для человека генетически модифицированные организмы?

Однозначного ответа нет. Все зависит от того, какая опасность имеется в виду. Если непосредственно пищевая — не стоит слишком волноваться. Каждый школьник должен знать: чужая генетическая информация в клетки человеческого организма просто так не попадет. Только с помощью вирусов и некоторых «клеток без ядра». С продуктами питания — никогда. В процессе фагоцитоза (способ питания клеток) она полностью стирается — в пищевой вакуоле ферменты превращают носители информации (фрагменты молекул ДНК и РНК) в отдельные «кирпичики–нуклеозиды». Никакой информации о белках эти «кирпичики» не несут, а поэтому безопасны. Они пойдут на обеспечение информационных процессов в природных компьютерах, которые получили название «клетки с ядром».

Однако генетики, модифицируя организмы, не всегда получают только те результаты, на которые рассчитывали. Работая вслепую, и механически меняя «файлы», или «гены» сложной информационной системы, не учитывая программы, которая этими «генами» управляет, без погрешностей и ошибок не обойтись. Довольно часто, кроме запланированных положительных свойств, генномодифицированный организм (ГМО) получает незапланированные свойства — вредные. То есть начинает синтезировать белки, опасные для человеческого организма.

Наличие таких белков в пищевом продукте делает его «условно съедобным» или токсичным. Организмы с подобными свойствами существуют в живой природе. Например, бледная поганка или волчья ягода, которая растет рядом с кустом сладкой малины. Их никто не модифицировал, но они смертельно опасны, и об этом всем хорошо известно. Но, вы уверенно сорвете малину, и надаете по рукам ребенку, который потянул ко рту аппетитную на вид волчью ягоду. Относительно ГМО такой уверенности нет. Тестировали ли его на пищевую пригодность или нет? Гарантии нет - в этом разница.

«По Дарвину» или «по Ламарку»?

Проблема генетической модификации лежит в совсем другой, не пищевой плоскости. Мы вмешиваемся в работу природных информационных систем, получаем определенные результаты, репродуцируем их в промышленных масштабах и возвращаем их назад в природу. Даже не выяснив, по каким принципам полученные системы организованы и работают — «по Дарвину» или «по Ламарку»?

Если «по Дарвину», тогда все в порядке. Опасности нет. Каждый организм - отдельное живое существо, которое постоянно противостоит другим живым существам. Он прошел весь путь эволюции сам, по принципу — «кто кого скорее съест». А поэтому не только может, а просто должен делать все, чтобы выжить. В частности, модифицировать другие организмы, исходя из собственных потребностей.

Если «по Ламарку» — нужно быть осторожнее. Живые существа, хотя и кажутся отдельными организмами, сами по себе не меняются. Все они, независимо от сложности, являются элементами какой-то системы. Ламарк (жил в XVIII в) их назвал «градацией от Бога», но дело не в названии. Главное, он считал, что эта система, работая над организмом миллионы лет, сделала его таким, каким мы его сегодня знаем: сосну — сосной, человека — человеком, червя — червем...

Каждый элемент имеет определенные характеристики, отвечающие потребностям управляющей системы, и изменять эти характеристики, исходя из потребностей какого-то одного элемента, пусть даже самого сложного, нельзя. Распространение генномодифицированных организмов за пределы лабораторий вызовет сбои в работе управляющей системы, что повлечет за собой распад подчиненных систем. В конечном итоге это приведет к тому, что все сложные системы выйдут из строя. Останутся самые простые — «клетки без ядра» или «микрофлора». Им никакие модификации не страшны.

Законы бионики

В свое время ученые приняли теорию Дарвина. Во-первых, его теория, в отличие от теории Ламарка, не содержит в себе религии и выглядит «более научной». Во-вторых, не налагает на человека никаких ограничений. Постулат «борьбы за существование» чрезвычайно удобен — им можно оправдать даже преступление. Но сомнения оставались.

На главный вопрос, почему одни организмы эволюционировали, а другие — нет, дарвинисты ответа так и не нашли. Но и теорию Ламарка не забывали, хотя научно доказать правомерность его взглядов тоже пока невозможно. Никаких научных доказательств наличия или отсутствия Бога ученые не имеют. Зато неопровержимые доказательства существования управляющей информационной системы есть в каждом современном учебнике «общей биологии». Просто они не упорядочены и не воспринимаются как таковы.

За 200 лет, прошедшие со времен Дарвина и Ламарка, информационной химией или генетикой ученые овладели довольно неплохо. Вплотную подошли к информационной биологии или бионике, по законам которой формируется управляющая система. В соответствии с нормами научной лексики назвать ее можно «структурой доменов». Уже достаточно имеющихся знаний, чтобы уверенно утверждать: Дарвин ошибался. Теория отдельных организмов, которые в ходе непрерывной борьбы за существование эволюционируют, не совсем корректна.

Распространение генномодифицированных организмов нужно рассматривать с позиции структуры доменов. То есть как отдаленную, но вполне реальную угрозу существования человечества.

Конечно, сегодня это не единственная угроза. Есть множество других, на первый взгляд, более существенных. Но это только на первый взгляд. Последствия вмешательства в элементы управляющей системы, в отличие от любых других влияний (радиационных, химических), во-первых, имеют необратимый характер; во-вторых — могут длительное время накапливаться незаметно, а затем вызвать «повальное вымирание». И не только человека, а и всех существующих одноклеточных и многоклеточных организмов, поэтому возможно и есть будет некому и есть будет нечего.

Аркадий Власов "Артефакты"

Комментариев нет:

Отправить комментарий