ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

четверг, 20 января 2011 г.

Камикадзе. Кто они: самоубийцы или герои?


Ночной провокации на мосту Лугоуцяо в 1937 г. оказалось достаточно, чтобы стать формальным поводом для начала японской агрессии против Китая. В те дни газета «Синьвеньбао» сообщила, что 15 китайских летчиков, принеся себя в жертву, своими самолетами атаковали японские корабли и взорвались вместе с ними.

Сообщалось, что в результате этой атаки было потоплено семь небольших японских судов. Какие причины побуждали китайских пилотов к этому неординарному шагу неизвестно... Тогда японское командование даже и не предполагало, что через шесть лет смертники-камикадзе серьезно будут рассматриваться ими как самое эффективное оружие.

После поражения возле атолла Мидуэй 4 июня 1942 года, Япония начала терять стратегическую инициативу в войне на Тихом океане. Огненное кольцо вокруг Японских островов сжималось все плотнее. Американская военная промышленность выходила на пик своего развития, а конструкторы самолетов давно превзошли своих японских коллег по всем тактико-техническим показателям. Истребитель дальнего действия P51 «Мустанг» стал властелином неба, окончательно оставив позади легкий, но менее мощный и хуже вооруженный «Мицубиши-Зиро», который в свое время наводил ужас на китайских и американских пилотов.

У японцев в строю оставалось все меньше и меньше опытных пилотов, а ремонт поврежденных самолетов становился проблемой из-за нехватки запчастей. В 1944 г. экономическая ситуация в Японии резко ухудшилась. Транспортный флот страны уже не обеспечивал потребностей страны. С каждым днем его численность уменьшалась из-за ударов американских подводных лодок и авиации. Сравнительно с 1942 г., снабжение горючим сократилось в 2 раза. Значительно уменьшилась выплавка стали, чугуна, алюминия, меди. Японцы отчаянно искали выхода: чтобы получить горючее, гнали спирт из сладкого картофеля, для получения масел — перерабатывали корень сосны…

На потребности военной промышленности шло все, что имело в своем составе цветные металлы. Так, были переплавлены медные ворота храма Ясукуни. Но это не спасало — японская экономика уже не могла конкурировать с американской. Японская авиация и флот испытывали поражение за поражением. Выход из трудного положения подсказал начальник одного из отделов министерства вооружения адмирал Ониси. Он предложил приступить к подготовке летчиков, которые бы направляли свои машины прямо на американские корабли и погибали бы вместе с ними – камикадзе.

После непродолжительных дебатов предложение приняли. Японские военачальники, вероятно, считали, что, если страна уже не может выпускать самолеты, которые могли бы на равных противостоять американским, то почему бы не бросить в бой молодежь на одноразовых самолетах-бомбах. К концу войны смертники стали главной ударной силой всех родов войск японских вооруженных сил. Каких только смертников не существовало в японской армии и флоте — десантников, подрывщиков, танкистов, водителей торпед, катеров-бомб... Все они объединялись в специальные отряды смертников «тенсинтай» («ударные отряды»).

17 октября 1944 года американцы начали грандиозное морское сражение в заливе Лейте. 1-й воздушный флот ВМС Японии, который базировался в Маниле, должен был оказать поддержку своим кораблям в заливе. На то время готовыми к боевому вылету оказались всего 40 самолетов. Было понятно, что такими силами корабли не прикрыть.


Адмирал Ониси получил новое назначение. Он занял должность начальника штаба соединения морской авиации, которая защищала Филиппины. Прибыв на фронт, Ониси сразу взялся за дело.

19 октября в 1944 г. адмирал произнес речь перед офицерами 201-и авиационной группы, реалистично изобразил сложившуюся ситуацию. Адмирал сказал: «Япония в большой опасности. Кто может спасти Японию? Военный министр? Генералы и адмиралы? Нет! Это вы — молодые люди с чистым и сильным духом. Я от имени 100 миллионов наших сограждан прошу вас о жертвенности. Я молюсь за ваш успех. Вы уже боги, свободные от земных желаний. Но все зависит от одного — или будет ваш удар эффективным или нет? Этого, к сожалению, не можем сказать мы, и не можете знать вы. Однако я лично ожидаю от вас действий и сообщу результаты императору. Желаю успеха».

Офицеры замерли удивленные. Нельзя сказать, что их поразила сама идея. И раньше бывали случаи, когда японские летчики направляли свои самолеты на американские корабли, но то было лишь в исключительных случаях, когда иначе поступить было невозможно. А здесь их призывают к массовому самоубийству! Адмирал говорил, что это — единственный способ спасти страну имеющимися незначительными ресурсами. Возражений не было.


Фото на пямять

Психологическая подготовка заняла несколько часов. Уже на следующий день было сформировано специальное ударное соединение из 24 летчиков, которое получило название «камикадзе». В переводе с японского это слово означало «божественный ветер» или «ветер с небес». Так в Японии называли тайфун, который два раза — в 1274 и 1281 гг. — уничтожал флот монголов, которые во главе с ханом Хубилаем направлялись на завоевание Японии. Сначала название «камикадзе» распространялось лишь на это подразделение. Впоследствии она распространилась на всех пилотов-самоубийц.

Большинство японских источников считают первым камикадзе командира 26 морской флотилии на о. Тайвань, контр-адмирала Т. Арими. 16 октября в 1944 г. он во главе группы из 100 самолетов вылетел для атаки американского флота. По официальной версии, контр-адмирал на своем самолете врезался в американский авианосец «Франклин» и вывел его из строя. (Фактически это сделал другой пилот. Самолет Т.Арими был сбит за несколько метров от американского авианосца. Но японскому командованию было выгодно представить первым камикадзе именно контр-адмирала.)

Нападение на линкор "Миссури"

Настоящим первым камикадзе стал лейтенант Куно, который осуществил свой последний полет во главе группы 21 октября в 1944 г. Именно этот день считается началом массового использования камикадзе против американского флота.

21 октября 1944 года флагман австралийского флота, тяжелый крейсер «Австралия» был атакован неизвестным летчиком-самоубийцей на самолете с 200-килограммовой бомбой, которая не взорвалась, но все же убила 30 моряков. 25 октября отряд камикадзе во главе с Секи Юкио, атаковал американское авианесущее соединение на востоке залива Лейте. Был потоплен авианосец «Сент-Ло» и выведено из строя еще 6. При этом потери японцев были незначительными — 17 самолетов. В следующие дни камикадзе, окрыленные успехами первых атак, стали наращивать свои удары по кораблям, которые высаживали десант на Филиппинские острова.

Эскортный авианосец "Сен Ло" после попадания камикадзе

Тактика действий камикадзе должна была быть простой и эффективной:
атака осуществляется одновременно с несколько направлений;
камикадзе атакуют корабли, когда на них минимум истребителей;
во время дневных операций самолеты с камикадзе прикрываются истребителями до самой цели;
камикадзе идут на цель на малой высоте, что позволяет им уклониться от радаров;
летчик-камикадзе должен атаковать лишь достойную цель, в другом случае он должен вернуться на базу;
большую часть полетов камикадзе должен осуществлять в плохую погоду или ночью.


В течение нескольких следующих месяцев камикадзе было осуществлено свыше 2000. 29 октября были повреждены авианосцы «Франклин» (на борту корабля были уничтожены 33 самолета, 56 моряков погибло) и «Белли Вуд» (около 100 убитых). 1 ноября был потоплен эсминец «Абнер Рид», еще 2 выведено из строя. 5 ноября получил серьезные повреждения авианосец «Лексингтон» (41 убитый). 25 ноября повременно еще 4 авианосца. 26 ноября камикадзе нанесли удару по транспортам и кораблям прикрытия в заливе Лейте. Потоплен 1 эсминец, повреждено 4 эсминца, 2 линкора и крейсер. В декабре потоплено 2 эсминца и 6 транспортов.

3 января в 1945 г. камикадзе уничтожили авианосец «Омани-Бей». 21 января — «Бисмарк Си». Японскими конструкторами были разработаны новые типы вооружений, включая крылатые бомбы «Йокосука MXY7» пилотируемые торпеды «Кайтен» и маленькие лодки, которые начинялись взрывчаткой. Эффективность крылатых бомб была небольшой, поскольку они не пробивали металлические борта кораблей, имели недостаточное ускорение и обычно сбивались корабельными зенитками. За безрезультатность их назвали «бака» («дурак»).

Американцы осматривают пилотируемую бомбу

Атаки камикадзе повлияли на моральное состояние моряков американских ВМС, но преимущество США было настолько значительным, что это влияние почти не отразилось на общем ходе боевых действий. Хотя основной целью камикадзе были большие корабли, смертники не оставляли вне поля зрения и маленькие. Напуганные команды этих кораблей даже рисовали большие стрелы на своих палубах и писали «Авианосцы — там». Вице-адмирал Браун вспоминает: «Было что-то гипнотическое в этой чуждой западному человеку философии. Мы как завороженные наблюдали за каждым пикирующим камикадзе, как будто публика на спектакле, а не жертва которую должны убить. На какое-то время мы забывали о себе, собравшись группами и с ужасом, представляя человека, который сидел там».

В целом в битве за Филиппины принимало участие 537 самолетов камикадзе. Им удалось потопить или повредить 132 корабля. На один корабль в среднем приходилось 4 самолета. При захвате о. Иводзима на один потопленный корабль приходилось уже 6 самолетов камикадзе. Интересно, что 179 самолетов камикадзе вернулось на базу после неудачных атак и приняли участие в атаках повторно, поскольку целью смертника все же было не самоубийство, а нанесение врагу максимальных потерь.

Авианосец "Рандольф", повреждения нанесенные камикадзе оказались не слишком серъезными

Наибольшей интенсивности атаки камикадзе достигли во время кровопролитной битвы за Окинаву (1465 самолетов). 3 апреля — выведен из строя авианосец «Вейк Айленд», 6 апреля потоплены два авианосца, 7 апреля поврежден авианосец «Хенкок» (уничтожено 20 бортовых самолетов и 72 члена экипажа). 16 апреля потоплен еще 1 эсминец, выведены из строя 3 авианосца. 4 мая полностью сгорел авианосец «Сенгамон» с 21 самолетом на борту. 11 мая во время пожара, который стал следствием атаки 2-х камикадзе, пламенем был охвачен авианосец «Бенкер-Хилл», где было уничтожено 80 самолетов и погиб 391 моряк.

При операциях на Окинаве для потопления одного американского корабля потери японцев составляли уже 10 самолетов. На конец войны эффективность камикадзе снизилась еще существеннее. Американцы принимали меры относительно защиты кораблей. Специальные группы истребителей патрулировали небо на малых высотах, в особенном режиме работали зенитчики и специалисты радиолокационного наблюдения. Все это впоследствии дало определенные результаты — 90% самолетов камикадзе сбивалось на подлете к цели. До конца Второй Мировой войны японской морской авиацией было подготовлено 2525 пилотов-камикадзе, еще 1387 предоставила армия. Всего за годы войны погибло 1228 камикадзе, которые потопили 36 американских кораблей и повредили 368 единиц флота.

Кроме самолетов с камикадзе, использовались торпеды и катера, которыми тоже управляли смертники. Но успехи последних были незначительными — американский флот потерял всего 4 корабля.

Японцы также разрабатывали самолеты упрощенных конструкций, где использовались двигатели 1920—1930-х годов, а шасси не убиралось, а срывалось после взлета. (Как здесь не вспомнить советский самолет под кодовым названием «Иванов», который готовился для массированных воздушных ударов по противнику во время запланированного наступления Красной Армии на Европу. Этот самолет позже назовут СУ-2, и он будет первым сбитым самолетом А.Покрышкина (не опознал). Подобные самолеты «чистого неба» конструкторы планировали делать даже из сосновых досок (ради экономии). Они должны были действовать по принципу камикадзе: один пилот—одна бомба—один самолет.

Планируя оборону центральных островов Японии от, казалось, неминуемого вторжения, японское командование готовило массовое использование камикадзе. Только в первый день предусматривалось бросить на американский флот 3 тыс. самолетов и 5 тыс. катеров и торпед. В целом на Японских островах было подготовлено 5 тыс. камикадзе. Ядерная бомбардировка японских городов ожесточилась предупреждение для японцев, и отрезвило военное руководство страны утреннего солнца. Капитуляция Японии спасла жизнь как японским, так и американским, солдатам и матросам.

Японской авиации всегда хватало пилотов-камикадзе, добровольцев было в три разы больше чем самолетов. Основную массу камикадзе составляли 20-летние студенты университетов, а причиной стать смертником, был безграничный патриотизм или желание прославить свой род. Причины такого поведения заложены в культуре Японии и самурайских традициях в частности. Ощущение обязанности и ответственности за судьбу нации присуще всем японцам, но доказано до абсолюта лишь самураями — представителями касты японского рыцарства.

Японцы смотрели на смерть совсем не так, как их противники. Если для американца смерть была пропастью в небытие с отдаленной перспективой появиться перед Богом на Страшном суде, то для японца главной была не смерть, а обстоятельства, при которых она произошла. Священник и воин XVIII века Ямамото Цунетомо так характеризовал суть жизни самурая: «Путь самурая — это смерть... В случае необходимости выбирать между жизнью и смертью без сомнения выбирай последнюю. В этом нет ничего сложного... Тот, кто выбирает жизнь, не выполнив долг, должен считаться трусом...»

Таким образом, самурай должен умереть в гуще врагов с улыбкой на губах. Умереть с честью за свою страну и императора — было высшей целью молодых японцев того времени. Камикадзе считали героями, за них молились в храмах, на них хотели быть похожими дети. Жаль, что такие прекрасные идеалы рыцарства были использованы для милитаризма, господства в Азии путем военной колонизации и унижением других народов. Юноши верили в высокие идеалы, а фактически отдавали жизнь за позорную авантюру...

Нужно заметить, что моральный дух камикадзе не всегда удавалось поддерживать на высоком уровне. Среди смертников были случаи пьянства, разврата, они без разрешения оставляли свои базы в поисках приключений. Ведь всем было понятно, что война проиграна, и люди не хотели умирать зря. Известен даже случай, когда камикадзе, которого заставили вылететь, в отчаянии и гневе протаранил собственный командный пункт.

Ритуальный поклон перед вылетом

Европейцам трудно понять японского летчика, который, выпустив белый шарф, несется навстречу смерти, но европейская история знает единичные случаи аналогичного поведения — прежде всего советских пилотов. Вспомним хотя бы первый советский таран Талалихина, который в начале войны ставили в пример поведения в бою. Знаменитый советский ас А. Покрышкин описывает аналогичную атаку молодого советского пилота немецкого самолета-разведчика «фоке-вульф», однако не одобряет ее.

Героическая гибель Гастелло, другие атаки штурмовиков колонн немецкой техники тоже имеют признаки героического самопожертвования, но в основном настоящие акты осуществлялись сильно поврежденными машинами в ситуации тупика, который означал, так или иначе, гибель экипажа. Практики, когда летчик садился в самолет, имея цель погибнуть и забрать жизнь немецкого пилота или танкиста, не было. С ростом уверенности в победу количество таких поступков уменьшалось. После перелома в войне такое поведение летчиков не одобрялось, командиры пытались лишний раз не рисковать жизнью пилота, а потеря самолета уже не рассматривалась как преступление.

У немцев и англичан вообще было особенное отношение к жизни летчика, который однозначно считался основным элементом стратегии и привилегированным в армии человеком. Ведь его военная жизнь была аккумуляцией профессиональных навыков и бесценного боевого опыта. Лучший ас в истории ІІ Мировой войны немец Э.Хартман свыше 10 раз оставлял свой подбитый самолет, а свою тактику боя описывал просто: подкрадываюсь—сбиваю—убегаю. Может, именно поэтому он сбил 352 самолета? Ни разу он особенно не горевал за машиной, лишний раз не рисковал, часто использовал для спасения парашют. Известно, что немецким летчикам запрещалось вступать в бой при невыгодных условиях, или при большом численном преимуществе врага.

Во время «битвы за Англию» в 1940 г. целые отряды английских кораблей, рискуя подставиться немецким подводным лодкам, подбирали сбитых пилотов, а специальные самолеты даже в штормовую погоду искали резиновые лодки с пилотами. Летчики проводили массированные поиски сбитых над территорией Франции пилотов, по несколько раз проносясь над Ла-Маншем, рискуя напороться на огонь зениток.

Спасение товарища было операцией, которая приравнивалась к боевому вылету. Аналогично действовали и немцы, и американцы. Советских пилотов тоже пытались спасать, но с меньшим успехом. Европейская военная стратегия так и не смогла перейти межу гуманизма относительно собственных солдат.

Пришлось встретиться с японскими смертниками и советским сухопутным войскам во время боев с Квантунской армией на Дальнем Востоке. Маршал Советского Союза К. Мерецков писал: «Во многих местах японцы, отступая, широко использовали команды солдат-смертников, которые предварительно были обречены на смерть. Как они действовали, например, против наших танков? В боях под станцией Мадаоши мы насчитали около 200 смертников, которые, опоясавшись сумками с толом и с ручными гранатами, ползли по полю в зарослях густого гаоляна и бросались под наши танки. Эти «живые мины» были, конечно, очень опасными. Но наши войска предварительно подготовились к такой тактике противника и быстро нейтрализовали действия таких групп. В других случаях смертники пропускали вперед наши части, а затем стреляли им в спину. Не думаю, что японское командование рассчитывало на нанесение нам таким путем существенных потерь. Скорее оно надеялось на подрыв моральной стойкости и наступательного духа советских войск».
Вот и все - героизм японских камикадзе так и не привел к желаемому для военного командования результату: ход боевых действий не изменился, и Япония войну проиграла.

Руслан Линник
Александр Панов

Комментариев нет:

Отправить комментарий