ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

среда, 8 декабря 2010 г.

Wikileaks: цифровая революция началась


Дипломатия всегда предусматривала обеды с представителями властных элит, закулисные соглашения и тайные встречи. Теперь, в эпоху цифровых технологий, отчеты обо всех эти партийных и элитарных разговоров могут быть собраны в одну огромную базу данных. И если они собраны в цифровой форме, ими можно очень легко обмениваться.

Именно для этого была создана и база данных Siprnet, в которую сходятся депеши посольства США. Комиссия по расследованию терактов 11 сентября 2001 года сделала шокирующее открытие: не обмен информацией поставил США под угрозу, а его отсутствие. Поскольку не существовало сотрудничества между правительственными агентствами, а бюрократы блокировали доступ к сведениям, были потеряны многочисленные возможности остановить теракты 11 сентября. Как следствие, Комиссия приказала провести реструктуризацию правительства и спецслужб. Сотрудничество и обмен данными стали новыми. И хотя миллионы государственных служащих и подрядчиков имели доступ к Siprnet, общественность – нет.

Но сведения имеют свойство распространяться. Они проскользнули сквозь пальцы военной службы безопасности, и теперь могут выскользнуть из рук Wikileaks, по крайней мере, так мы получили доступ к этим данным. Они даже проскочили через эмбарго The Guardian и других медиа, которые принимают участие в этом проекте с Wikileaks, когда экземпляр Der Spiegel поступил в продажу в швейцарском Базеле в воскресенье. Кто-то купил его, понял, что в нем, и начал сканировать страницы, переводя их с немецкого языка на английский и публикуя сообщения в Twitter.

Мы все испытали значительные изменения от оцифровки. События или информация, которую мы когда-то считали недолговечной и частной, теперь, постоянна и доступна общественности. Если эти депеши вам кажутся большими, подумайте о 500 миллионах пользователей Facebook или миллионах записей, которые хранит Google. Поверьте, правительства всех стран хранят наши личные сведения в огромных базах данных. Раньше много денег шло на распространение информации, а вот в цифровую эпоху деньги нужны, чтобы не допустить этого.

Но если происходит утечка данных про общественность, политиков это особенно не волнует. Наша конфиденциальность ничего не стоит. Это и не удивительно, что реакция на эти утечки другая. Что революционно изменило динамику власти, то это не только масштабность баз данных, но и то, что люди могут скачать для себя копию файла и представить его миру. В бумажной форме эти депеши равнозначны, по оценке The Guardian, 213969 страницам формата A4, которые вместе образуют кипу 25 метров высоты – вряд ли ее можно было бы легко пронести мимо служб безопасности во время бумажной эпохи.

Для некоторых это признак кризиса, для других это возможности. Технология разрушает традиционные социальные барьеры статуса, класса, власти, богатства и географии, – заменяя их духом сотрудничества и прозрачности.

Бывший посол США в России Джеймс Колинз сказал CNN, что предание огласке депеш будет «препятствовать вести дела нормально, цивилизовано». Слишком часто то, что является нормальным и цивилизованным в дипломатии, означает закрытие глаз на масштабную социальную несправедливость, коррупцию и злоупотребление властью. Прочитав несколько сотен депеш, большая их часть направлена на сокрытие от общественности неудобной правды. Так ради военной базы в какой-либо стране, лидеры создают образ жестокого диктатора, угнетающего свое население. Это может быть удобно в краткосрочной перспективе для политиков, но долгосрочные последствия для граждан всего мира могут быть катастрофическими.

Утечка информации не являются проблемой, она является симптомом. Она указывает на пропасть между тем, что люди хотят и должны знать, и тем, что они в действительности знают. Чем больше секретность, тем большая вероятность утечки. Чтобы избавиться от подобного, необходимо создать надежный режим доступа общественности к важной информации.

Благодаря Интернету мы ожидаем высшего уровня знаний и участия в большинстве областей нашей жизни. Политика, однако, остается совсем не реконструированной. Политики видят в себе родителей общественности, которую они считают детьми, – общественности, которой нельзя доверить ни правду, ни настоящую власть, приходящую со знаниями.

В прошлом мы опирались на авторитеты, и если госслужащий говорил нам, что что-то нанесет вред национальной безопасности, мы воспринимали это как правду. После раскрытия расходов депутатов парламента или откровений о причастности правительства к пыткам мы увидели, что когда политики говорят об угрозе «национальной безопасности», часто то, что они имеют в виду, значит, что под угрозой безопасность их собственной позиции.

Мы переживаем поворотный момент, когда визионеры в авангарде глобальной цифровой эпохи борются с теми, кто отчаянно пытается контролировать то, что мы знаем. WikiLeaks является партизанским фронтом в глобальном движении за прозрачность и участие в политике. Есть проекты, такие как Ushahidi, которые используют социальные сети для создания карт, на которых жители могут сообщать о случаях насилия, которое ставит под сомнение официальную версию событий. Есть активисты, которые стремятся обнародовать официальные данные, чтобы граждане могли увидеть, например, государственные расходы в деталях.

По иронии судьбы, госдепартамент США является одним из болельщиков за технические инновации как средство установления демократии в Иране и Китае. Президент Обама призывает репрессивные режимы остановить цензуру в Интернете, однако законопроект, внесенный в Конгресс, позволит генеральному прокурору создать черный список веб-сайтов. Неужели стабильная демократия хороша, только когда она существует не у вас дома?

Раньше считали, что лидер следит за гражданами с помощью информационного контроля. Теперь для власти тяжелее, чем когда-либо раньше, контролировать то, что люди читают, видят и слышат. Технология дает людям возможность объединяться и бросать вызов власти. Власть давно шпионила за гражданами ради контроля над ними, в настоящее время граждане обращают свой взор на власть.

Это революция, как и все революции, создают атмосферу страха и неопределенности. Будем ли мы двигаться к Новому информационному просветительскому, или реакция тех, кто стремится сохранить контроль любой ценой, приведет нас к новому тоталитаризму? То, что произойдет в ближайшие пять лет, будет определять будущее демократии, поэтому было бы хорошо, если бы лидеры всех стран встретили нынешний вызов с прицелом на будущее.

("The Guardian",Великобритания)

Комментариев нет:

Отправить комментарий