ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

пятница, 24 декабря 2010 г.

Шарль де Голль: «Каждый француз был, есть или будет голлистом»

«По совести говоря, я не думаю, что делаю верно, становясь гарантом Конституции, которая закрепляет действующий режим, и, чувствуя собственное бессилие, руковожу абсолютно обессиленным государством», заявил в декабре 1948 г человек, которому суждено было стать самым выдающимся представителем своей нации в ХХ веке. Это были трудные послевоенные времена для Европы – Западной и Восточной. А человеку, который уже не раз спасал свою нацию, пришлось все это время стоять в стороне. Только намного позже генерал Шарль де Голль действительно возглавит Французскую Республику...

Огневое крещение лейтенант де Голль получил во время Первой мировой. Трижды раненный, он остался умирать на поле боя в Вердене. Но не умер — попал в плену, в немецкий лагерь, из которого пять раз пытался убежать. Трудно себе представить, что произошло бы с Францией, если бы умер человек, который через четверть века должен был вывести страну из тяжелого социально-политического кризиса. Как знать, чем бы закончилась студенческая революция, если бы страну возглавлял кто-то другой...

Но тогда, под Динаном, Менилез-Урлем и Верденом, получая три своих ранения, молодой лейтенант еще не думал ни о политической, ни о военной карьере. Он хотел быть писателем. Проходила золотая эпоха реализма, времена таких титанов, как Флобер, Золя, Франс, Мопассан; книга была мощным средством влияния на сознание людей; дети хотели быть не банкирами или депутатами, а поэтами и художниками. Юный Шарль не отличался от других. После окончания Первая мировая разбросала воинов по разным «окопам»: кто-то строил кровавые памятники войне (Ремарк), кто-то эмигрировал и стал швейцаром, а кто-то активно занялся политикой. Среди последних был молодой де Голль. В отличие от современных политиканов, он искренне стремился что-то сделать для родины.

Трудно переоценить тот жизненный опыт, который ему дала война. Особенно плен. Как пленный он объехал пол Германии: Ингольштадт, Оснабрюк, Пассау, Вюльцбург, Магдебург. «Сидеть» пришлось с выдающимися личностями: главнокомандующим Катра, журналистом Реми Руром и даже будущим маршалом Красной армии Тухачевским. За время, проведенное в плену, де Голль овладел немецким и читал немецких классиков и философов в оригинале. Домой он вернулся не лейтенантом, который случайно «получил» орден, а настоящим представителем новой, хотя и нищей, элиты.

По возвращении, в 1919-1921 гг., де Голль принимает участие в формировании нового польского войска, которое успешно воюет против большевиков. В1921 году он женится на Ивонне Вандру, и через год становится отцом. Начинается учеба: Школа Сен-Сир, Выше военное училище, училище в Треве, штаб Рейнского французского войска в Майянсе. Когда наблюдаешь за этой достаточно стремительной карьерой, удостоверяешься, что некоторые страны недаром получили название «развитые». Немногие из современных чиновников могут похвастаться подобным служебным путем.

Как-то, намного позже, отвечая на тост мэра Монреаля, генерал пошутил: «Относительно других, то все, кто суетятся и пищат вокруг нас, в этот великий момент не имеют ни какого значения — впрочем, они не будут иметь значения и в любой другой момент». Де Голль всегда был таковым: думая исключительно о Франции. Франция — вот была его цель. Единственная цель. Другой никогда не имел.

В 1925 г он попадает в штаб печально известного маршала Петена, тогда вице-президента Высшего военного совета. В 1929 на два года едет в Левант (современный Ливан) устроить дела на Востоке. Нужно думать, что «восточный» опыт также позже пригодился будущему руководителю государства. В то время Левант был местом, где шли настоящие дипломатические баталии. Назвать тогдашний Левант восточной страной было бы ошибкой. Это было вполне европейское государство — точнее, полностью европейская колония крупного европейского государства. Франция и до сих пор считает Ливан-Левант сферой своих интересов, что подтвердила последняя ливано-израильска война.

1931 год стал для де Голля решающим — его назначают главнокомандующим секретариата Министерства обороны в Париже. С этого момента он становится причастным к делам более высокой государственной важности. Получает реноме замечательного оратора и публициста: в свет выходят такие его трактаты, как «О характере» и «Действиях полководца». На политическом небосклоне Франции явно засверкала новая звезда — пока еще не очень заметная, и все же потенциально мощная, хотя и не все видят эту мощь. В своих произведениях де Голль рассуждает над реформой войска и взаимоотношениями между войском и политикой. В трактате 1924 года «Споры во враждебном состоянии» он в первый раз выражает мнение, что политика должна преобладать над войной.

Первый собственный политический проект де Голля стартует 18 июля 1940 года. «Свободные французы» под славным крестом Лотарингии становятся бок о бок на защиту старой доброй Франции. Дебют был успешным: одним из первых, кто признал (еще тогда!) политический талант де Голля, был Уинстон Черчилль. Де Голль становится во главе Свободного французского войска. 27 октября того же года он создает руководящий орган — Совет обороны Империи. Именно так — шла речь об Империи. Тогдашний де Голль — пылкий сторонник сохранения французской колониальной империи в ее границах, а это огромные территории в Африке, Азии, Южной Америке, в Карибском море, Тихом и Индийском океанах. Империя такая же всеобъемлющая, как и война, которая бурлила вокруг. После нападения немев на Советский Союз и бомбардировки японцами Перл-Харбора, патриотический и амбициозный генерал понимает, что нужно еще больше сплотить решительно настроенную часть нации — и создает Французский комитет национального движения Сопротивления. Это был авангард «тыловой» борьбы с оккупантами. Можно сказать, что де Голль взял тогда на себя и внешнюю, и внутреннюю, политику несуществующего государства. Несуществующей — потому что по воле прежнего начальника де Голля маршала Петена Франция превратилась в провинцию Рейха.

Переехав в1943 году в Алжир, де Голль вместе с маршалом Жиро создают правительство Франции в изгнании. С тех пор движением Сопротивления руководят из этой африканской страны. Для Франции, в частности, для де Голля Алжир — отдельная страница. Генерал неоднократно связывал свою судьбу с этим задумчивым краем оранжевых пустынь и преисполненного магии прошлого. Войска де Голля ведут активные действия в Северной Африке и Италии, а впоследствии принимает непосредственное участие в освобождении Франции. 3 июля 1944 года союзники образуют Временное правительство Французской Республики. Его возглавляет наш герой. Можно сказать, что с этой даты начинается отсчет де Голля — первого человека в государстве.

Де Голлю Франция благодарна потому, что сразу после войны она не превратилась в политическое дополнение США. Решительность и скорость, с которыми генерал установил во Франции власть национального правительства, дали возможность избежать задуманного американцами внедрения режима AMGOT (Allied Military Government for Occupied Territories — Общее военное правительство на оккупированных территориях). Высадившись 6 июня 1944 года на нормандском побережье, генерал настоял, жестко нажав на главнокомандующего союзного войска Эйзенхауэра, на быстрейшем освобождении Парижа, тогда как свою армию он направил к востоку, не заходя в столицу.

Генерал появился в Париже на следующий же день после его освобождения. Он сразу же занял здание Военного министерства на улице Сен-Доминик. Таким образом, он хотел засвидетельствовать, что Республика не прекращала своего существования. После этого он отправился в Ратушу, где произнес историческую речь, в которой отметил главную роль французов в освобождении страны. Так он хотел показать американцам, англичанам и другим союзникам, что не позволит господства во Франции кого-то другого, кроме титульной нации.

Благодаря де Голью Франция восстала из руин войны на удивление быстро, намного быстрее, чем Германия, Польша, Румыния, Австрия и другие страны, по которым прокатилась Вторая мировая. Генерал не перебрал на себя всю полноту власти, главную роль исполнял другой человек — председатель Национальных собраний Феликс Гуен, тогда как де Голль взялся за восстановление страны, организацию свободных выборов, реставрацию инфраструктуры Республики, экономическое восстановление.

20 января 1946 года генерал подает в отставку. И почти сразу учреждает политическую силу «под себя» — RPF (Rassem­blement du peuple fransais — Объединение французского народа). Толчком к этому стало неприятие Национальными собраниями задуманного им проекта новой Конституции и очевидное игнорирование французами политических процессов в государстве. Новое движение получает ошеломляющую победу на парламентских выборах осенью 1947 г. По замыслу де Голля новая политическая сила должна была являть собой не партию, а политический блок, к которому он призывал всех, кроме «сепаратистов» — Коммунистической партии. Эта последняя стала главным соперником RPF на выборах.

1953-1958 гг. стали для генерала своеобразными, по его собственным высказываниям, «испытанием пустыней». Уединившись в имении, он углубляется в воспоминания и создает один из самых выдающихся образцов французской мемуаристки — «Воспоминания о войне». Фактически это было время самопознания, осмысления пройденного пути, попытки постичь будущее. Де Голль много путешествует (Северная Африка, Сахара, Антильские острова, французские территории в Тихом океане) и иногда принимает посетителей в своем парижском кабинете на улице Сольферино.

Следующий этап жизни генерала тесно связан с Алжиром. С 1958 года он почти постоянно живет в этой североафриканской стране. Де Голль предлагает алжирцам новый принцип сосуществования с Францией. 8 января 1961 года состоялся референдум, на каком жители Алжира должны были определиться — жить им в независимом государстве или оставаться французской колонией. 75% сказали «да».

Впрочем, не все было так просто. Генералу пришлось вступить в борьбу сразу с несколькими силами, которые не хотели отделения Алжира: движением алжирских французов, партией FLN и хунтой французских генералов. Переговоры между де Голлем и его сторонниками, с одной стороны, и Жоржем Помпиду, FLN и председателем Министерства по делам Алжира Луи Жоксом, с другой, длились более года и закончились Эвианским соглашением - Франция признавала результаты референдума, и Алжир таким образом, становился независимой страной.

Де Голль стал президентом Республики. В значительной мере посодействовал этому алжирский кризис. Государство оказалось недееспособным перед лицом возможной вспышки новой — африканской — войны. 29 мая 1958 года тогдашний президент ФР Рене Коти призывал самого «выдающегося среди французов» занять наивысшую в государстве должность. Де Голль сформировал правительство, которое было принято Национальными собраниями. Депутаты согласились на все, даже на конституционную реформу. Слишком ужасной оказалась последняя война, чтобы ввязываться в новую.

В течение нескольких лет Франция испытала сногсшибательные изменения: алжирский референдум, Эвианское соглашение, пересмотр Конституции, введения в действие политики регионализации, реформа Сената. Страна входила в Европейский экономический союз — предвестника ЕС — активно модернизировалась; известный финансист Антуан Пине предложил и провел денежную реформу, которая навсегда отметилась в нашей памяти благодаря популярному в СССР французскому кино (помните «новые-старые» франки?).

Потом был незабываемый 1968-й. Не только год баррикад, провозглашения сексуальных свобод и легализации марихуаны, — год зарождения новой политической и художественной элиты, нового сознания. В 1968-ом погибла послевоенная Франция, родилась новая — Франция Фуко, Делеза, Помпиду…. Все кормчие современной Франции, актеры, режиссеры, композиторы, писатели, правозащитники, — выходцы с 1968-го. И позволил это, не придушил (хотя полностью мог это сделать!) Шарль де Голль. Вместе с утверждением новой Конституции и предоставлением независимости Алжиру - это его наибольшая заслуга.

Неудачная попытка перестройки Сената привела к отставке генерала 28 апреля 1969 г. Он снова уединяется в своем имении и продолжает писать мемуары. Через полтора года он умер. Это было последнее дыхание старой Франции. «Чувствую себя я довольно неплохо», заверил он журналистов на пресс-конференции в 1965 г. «Но будьте уверены: когда-то я таки умру!» Человек, который олицетворял старую колониальную систему, в свое время дал свободу крупнейшей колонии; человек, который начинал блестящую карьеру в ведомстве изменника Петена, впоследствии вычеркнул со страниц истории режим Виши и провел блестящие демократические преобразования; человек, который сделал все, чтобы во главе Франции не стали союзники, собственной рукой ввел Париж в клуб ЕЭС и положил начало денежной реформе, которая тридцать лет спустя приведет к окончательному исчезновению франка и появлению евро. Де Голль стал своеобразным живым мостиком между старой и новой Францией.

Автор: Андрей Макаров

Комментариев нет:

Отправить комментарий