ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

среда, 29 декабря 2010 г.

Кто они? Амазонки

События, если верить античному историку Геродоту, развивались так.

На реке Фермодонт в Малой Азии, в Ливии, в предгорьях Кавказа поблизости Меотиды (Азовское море) жили племена необычных женщин – потомков бога войны Ареса и Гармонии – дочери богини красоты Афродиты. Они выпекали себе правую грудь, чтобы вся сила переходила в плечо, никогда не расставались с оружием, мужчин терпели исключительно ради продолжения рода, сыновей, отдавали родителям или же делали из них своих слуг, а дочерей воспитывали, как умели. Борясь с ними, набрался беды Беллерофонт, а вот Гераклу повезло. Когда, по одной из мифических версий, амазонки добрались до Афин, чтобы спасти свою плененную властительницу, этот герой их разгромил, а царицу Ипполиту отдал в жены Тесею, отобрав у нее волшебный пояс.

Захватив несколько амазонок, греки отправили их на трех кораблях на свою родину. По дороге пленницы перебили мужской экипаж, пристали к крымскому берегу и начали беспощадно грабить скифов. Но отважные женщины понравились скифам, и они решили ради улучшения породы создать общее потомство. Для такого генетического подвига были отобраны самые красивые юноши, и один из них стал обольщать амазонку, отставшую от группы. Та, и не отпиралась! Сверх того, пообещала на второе свидание привести подругу – если и для нее найдется пара. Вскоре образовалось два лагеря, которые прекрасно ладили между собой.

Тогда старейшины приказали парням привести чужестранок в скифское поселение, но амазонки не пошли, сославшись, что они нашли общий язык с местными мужчинами, а с женщинами не найдут. «Если вы хотите взять нас в жены, то идите к родителям, возьмите свою часть имущества, вернитесь к нам, и мы будем жить отдельно», - таким было их условие. На этом и сошлись.

Так среди скифов появилось дружественное им племя савроматов, которое полностью отличалось своими обычаями. Савроматки одевались, как мужчины, и наравне с ними принимали участие в войнах и охотах, заправляли делами племени. Более того, ни одна савроматка не могла выйти замуж, пока не украсит свое седло парочкой черепов убитых врагов.



Историки – а ими были мужчины – трудно мирились с их существованием амазонок. Они объявляли, что никаких дев-войнов нет (Палефат), поскольку такого и быть не может, что на самом деле амазонки – это мужчины-варвары, которые носят длинную одежду и бреют бороду. Другие говорили, что всех амазонок истребили, а те, что остались, уже «перевоспитались».

И все-таки без амазонок не обходится ни один яркий исторический эпизод. Они воевали под стенами Трои, их царица Пентисилая подружилась с Ахиллом, чем тот очень гордился. Они заправляли делам на острове Геспера (так пишет Дионисий), который неподалеку от Эфиопии, с которой пошли походом под предводительством царицы Мирины и покорили Аравию, Египет, Сирию и даже таинственных Атлантов. А в Малой Азии они основали много городов.

Диодор Сицилийский рассказывает, относительно Александра Македонского, когда тот находился в Гиркании, в сопровождении трехсот охранниц появилась Фалестра. «Я прибыла, чтобы иметь от тебя ребенка, - сказала она. - Из всех мужчин ты - герой, и нет смелее и храбрее меня женщины. Считаю, что от двух таких людей родится ребенок, который превзойдет всех смертных». Как давно люди занимаются практической генетикой! И почему же такие слабые результаты? Не потому ли, что мужчины боялись тех, кто без них обходился! Но учтивый Александр поступил достойно: продержав у себя Фалестру, он отпустил ее с богатыми подарками. Жаль, что неизвестно, благословили ли боги тот союз, и выжил ли наследник в те бурные времена.

Несмотря на все периодические декларации историков о том, что народа, состоящего из только одних женщин, нет, амазонки благополучно дожили до средних веков. Отдал должное амазонкам и выдающийся русский историк Николай Карамзин. В городе Чимбай он записал легенду о женском ханстве во главе с прекрасной Занай, в котором мужчин держали закрытыми дома, согласовывая их количество с практическими потребностями. Сама же ханша, родив сына, не убила его, хоть пророчество и предостерегало ее от такого милосердия, а приказала служакам подменить мальчика девочкой. Возмужав в другой семье, мальчик возглавил восстание мужчин против своих угнетательниц, которое потерпело поражение. Но и во второй раз не подняла Занай руку на родного сына, созналась во всем народу и зарезала себя у него на глазах. Так наступил конец женскому царству.



Об амазонках идет речь и в трактате «О принципах управления», который приписывают Тому Аквинскому, вспоминает их и флорентинец Брунето Латино в «Энциклопедии знаний». Даже известный гуманист Эней Сильвий Пикколомини (1405-1464), вошедший в историю под именем папы Пия ІІ, и тот не удержался от моральной оценки обычаев амазонок калечить мальчиков, чтобы, возмужав, они не отобрали у них власть.

О странах женщин рассказывали миссионеры, которые насаждали христианство на экзотических островах. Эти дамы интриговали Христофора Колумба, который сделал по этому поводу немало записей в корабельном дневнике.

Практически – нет народа, который не имел бы свою легенду об амазонках. Кроме мест, которые указал Геродот, жили они в Индии, Китае, Японии, на островах Океании... В Европе, кроме савроматов, историчность которых не отрицает никто, самые славные амазонки якобы устроили поселение на берегах Балтийского моря – и в это можно поверить, если отметить, что в северных сагах большое место принадлежит девам-войнам – Валькириям. Одна из них – Брунгильда – узнав, что из-за досадной случайности стала женой не самого сильного рыцаря, сожгла себя, прокляв перед тем род Вольфсоунгов. С этого и начался упадок северных богов и героев.

Несмотря на живучесть легенд и имена самых авторитетных историков древности, современная наука отказывается признать историчность народа амазонок, на какой бы территории они не жили. Мол, никакие археологические находки, никакие этнографические исследования этого не подтверждают, поэтому это всего лишь отзвук эпохи матриархата – и не больше!


Амазонки доказали, что не существует области, где бы женщина не могла стать рядом с мужчиной, ничем ему не уступив. Но и испытали амазонки поражения из-за того, что самоутверждались на мужской территории вместо того, чтобы создавать свою. Каждый человек должен лелеять в себе и мужское начало – в понимании силы духа, мужества, перед жизненными испытаниями, и женское - чуткость, душевную тонкость, доброту. И никто не должен смотреть на мир, как на полигон для утверждения собственных амбиций. Мир надлежит упорядочивать, чтобы сделать счастливыми всех. Будем надеяться, что в этом направлении двигается и генетическая эволюция.

Но наибольшая несправедливость природы в том, что в виду одинаковости хромосом женщина избегает многих наследственных болезней, перебрасывая их на мужчин. Один только ген облысения что стоит: чтобы знать, какая шевелюра у тебя будет лет так после 25-30, нужно смотреть на деда по материнской линии. Так же и с дальтонизмом – невозможностью отличать красный цвет от зеленого и, хуже всего, с гемофилией – болезнью, при которой не свертывается кровь. Можно было бы поверить, что героиня сказки братьев Гримм заснула, уколовшись веретеном, если бы... она была мальчиком. Гемофилия поклала край аристократическим родам, когда заботились о чистоте крови: такое, в частности, светило царскому дому Романовых, куда эту беду занесла английская королева Виктория, обладавшая сама завидным здоровьем.

Автор: Виктория Годунова

1 комментарий: