ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

среда, 3 ноября 2010 г.

Пиночет: диктатор-демократ


В жизни генерала Пиночета не было ярких страниц до 1973 года. Он не был ни защитником родины, как де Голль, ни любимцем толпы, как Перрон, ни аристократом, который по праву рождения претендовал на особенное положение в обществе, как Маннергейм. Пиночет был 60-летним служакой, отцом пяти детей, который честно прошел все ступени военной карьеры.

Он родился в Вальпараисо в 1915 г в семье таможенного чиновника. По отцовской линии его предки происходили из Британии, по материнской - из Басконии. Родители были религиозными людьми, и сам Пиночет стал образцовым католиком.

Вероятнее всего, военная карьера генерала определялась не качествами личности, а социальными обстоятельствами. Пиночет любил книги и музыку, имел собственную большую библиотеку. Часть своей военной карьеры он преподавал в Военной академии, Был профессором, писал научные труды в области географии, геополитики и военной истории. Стал членом географического национального общества, хотя особенных успехов как ученый не обнаруживал.

В Латинской Америке успешная карьера для небогатого юноши могла быть связана только с армией. Поэтому Августо пришлось сосредоточить внимание на военной подготовке, закаляться физически, занимаясь боксом и плаванием.

Он принадлежал к поколению, юность которого пришлась на Великую депрессию 20–30-х. О том, что такое развал экономики, то поколение знало на собственном опыте, в отличие от послевоенной золотой молодежи, которая больше склонялась к социализму.

Экономикой сам Пиночет никогда не занимался, но в 50-х годах в университете Сантьяго прослушал курс общественных наук, а по некоторым сведениям, еще окончил школу бизнеса в США. Главными этапами карьеры Пиночета стали учебы в Пехотном училище, Школе сухопутных войск и Военной академии. В промежутках между учебой — гарнизонная служба. Потом — работа в чилийской военной миссии США и преподавательская деятельность. С 1959 года он — начальник штаба дивизии. В августе 1973 года Альенде назначает его главнокомандующим чилийской армии.

В начале 70-х прошлого века в Чили происходило что-то невероятное, даже по латиноамериканским меркам. Администрация президента Альенде очень смело экспериментировала с экономикой. Расходы правительства постоянно росли, Центробанк не успевал печатать деньги, а предприятия частного сектора попадали под контроль государства. Сначала казалось, что леворадикальная стратегия экономических превращений результативна. Рос ВНП, увеличивались реальные прибыли, спадала инфляция. Но вскоре у чилийцев оказалось так много денег, что товары пропали с прилавков магазинов. Люди узнали, что такое дефицит. Теперь большинство товаров приобретали на черном рынке. Цены росли быстрее, чем денежная масса. Население перестало верить в государственную политику контроля над ценами.

В 1972 г инфляция составляла 260%, увеличившись всего за год в 12 раз, а в 1973 г — более чем на 600%. Предприятия вместо увеличения производства товаров увеличили цены. В 1972 г производство сократилось на 0,1%, а в 1973-м — уже на 4,3%. Реальные прибыли стали ниже, чем до прихода Альенде к власти. В 1973 году правительству пришлось уменьшить расходы на заработную плату и социальную помощь.

Сначала официальные лица заверяли, что дефицит и черный рынок - результат контрреволюционных действий реакционных групп и врагов народа, но с 1973 г правительство было вынуждено взглянуть правде в глаза и прибегнуть к определенным мерам.

Вот здесь и стало четко видно, что за широкой народной коалицией, возглавляемой Альенде, стоят, главным образом, люди с коммунистическим менталитетом. Вместо того чтобы вернуться к системе рыночной регуляции правительство окончательно перешло к чисто административным методам стабилизации, был сформирован Национальный секретариат по распределению. Частным предприятиям навязывали соглашения, от которых отказаться было довольно трудно. Распределение товаров происходило по 30 основным продуктам питания.

Этот путь вел к национальной катастрофе. Сегодня, когда распались почти все коммунистические режимы, нетрудно прийти к такому выводу. Но тогда еще многие верили в Альенде. Стать на пути законно избранного президента было не так уж и просто. Еще в 1970 г во время прихода Альенде к власти стоял вопрос признания нового правительства военными. Тогда армия раскололась на две части: первая — пыталась осуществить переворот, вторая — хранила лояльность к власти.

Путчисты ради контроля над армией планировали устранить трех влиятельных генералов, которые стали на сторону правительства, — Карлоса Пратса, Августо Пиночета и Рене Шнейдера. Шнейдера убили в 1970-м, оставшись в памяти народным героем. Пиночет и Пратс выжили, но их пути разошлись.

Пратс стал главнокомандующим чилийской армией и опорой Альенде. В 1972 г он вошел в состав правительства. Пиночет тоже долго оставался лояльным к власти, но 23 августа 1973 г он изменил свое решение. Под давлением Пиночета Альенде убрал Пратса с поста главнокомандующего, поскольку стало очевидно, что тот никак не в состоянии удержать армию от антиправительственных действий.

Главнокомандующим стал Пиночет, который, по мнению президента, имел у военных авторитет. В этом Альенде не ошибался, но он ошибался в другом — Пиночет уже не был лояльным генералом. Взяв под контроль всю армию, он меньше чем за три недели организовал путч.

Переворот был кровавым. 11 сентября президентский дворец «Ла Монеда» взяли штурмом. Неизвестно, Альенде погиб с оружием в руках или сам застрелился. В целом 2 279 его сторонники (или просто случайных людей, которые попали в тиски военных репрессий) были убиты, еще и со страшной жестокостью. Еще несколько тысяч узников концлагерей и вынужденных эмигрантов в той или иной степени пострадали.

Одной из жертв режима стал Пратс. Его в Буэнос-Айресе взорвали вместе с автомобилем в рамках кампании преследования политических соперников, которая была развязана пиночетовской разведкой.

Власть в Чили перешла к коллегиальному органу управления — военной хунте. Но уже в следующем году Пиночет стал единственным лидером страны. Сначала так называемым верховным председателем нации, а затем — президентом.

Экономическая реформа стала главным делом в эпоху правления Пиночета. Для выведения страны из кризиса были приглашены молодые экономисты, которых называли «чикагскими мальчиками», поскольку они закончили кузницу либеральных кадров того времени — Чикагский университет. Времена изменялись и традиционные центры самого левого американского интеллектуализма дали самых стойких реформаторов правого направления.

Финансовая стабилизация, а затем переход к быстрому росту основывались на рецептах, которые отныне стали стандартными. Либерализация, сбалансированность бюджета, снятие ограничений на ведение бизнеса, приватизация, свобода внешнеэкономических связей, построение пенсионной накопительной системы. В конечном итоге, именно благодаря применению этого Чили стала процветающей страной Латинской Америки, свободной от леворадикальных экспериментов и военных переворотов.

Но переход к стабильному экономическому росту произошел не сразу. В экономике прошло два сильных кризиса — в1975-м и 1982 -м. В эти тяжелые для страны моменты много зависело от Пиночета. Вряд ли он мог толком понять, почему свободный рынок давал такие сбои. Но этот диктатор верил в либерализм. А поэтому на смену либеральным «мальчикам» пришли ультралиберальные. Пиночет верил в демократию. В 1978 г появился закон о политической амнистии. Режим остановил репрессии и этим показал, что он отличается от традиционных диктаторских режимов, которые сменяли один шквал террора другим.

По конституции в 1980 году был проведен плебисцит. 67% населения поддержало конституцию диктатора, согласно которой Пиночет стал легитимным президентом страны, а не генералом-узурпатором.

Конечно, не стоит полностью доверять результатам плебисцита, который проводился в условиях военного режима: многие склонны считать, что его результаты были сфальсифицированы. Но несмотря ни на что с 1985 года начался активный диалог власти с оппозицией относительно последующего развития страны. Этот диалог не прервало даже покушение на Пиночета, которое произошло в 1986-м при участии прокоммунистического фронта имени Родригеса, тон которого задавали опытные бойцы, закаленные в никарагуанских конфликтах, которые имели оружие благодаря нелегальным поставкам из Кубы.

Кортеж автомашин обстреляли на горной дороге, которая соединяла Сантьяго с пригородной резиденцией генерала. Но диктатор не стал использовать покушение для новых репрессий. «Я — демократ, — говорил он, — но в моем понимании этого слова. Все зависит от того, что вкладывать в понятие демократии. Невеста может быть очень красивой, если молодая. И может быть гадкой, если стара. Но обе являются невестами».

По мнению Пиночета, демократия гадкая, но нельзя отрицать, что генерал в конечном итоге поступил как демократ. В 1988 г был проведен новый плебисцит о том, должен ли генерал оставаться президентом до 1997 г. Пиночет его проиграл и согласился отойти от руководства страной. С 1990 г Чили вернулась к демократии. До 1998 г Пиночет оставался командующим сухопутными войсками, а также пожизненным сенатором. Его не увенчали лаврами спасителя отчизны, но и не объявили преступником. Несмотря на раскол чилийцев на две больших группы в вопросе отношения к эпохе правления Пиночета страна решила не погружаться в политические конфликты по поводу своего прошлого.

В сентябре 1998 г Пиночет прибыл в Великобританию на лечение. Испанские службы, расследовавшие исчезновение испанских граждан в Чили во время правления Пиночета, по каналам Интерпола инициировали его арест. 17 октября в Лондоне бывшего диктатора арестовали. После заявления министра внутренних дел Джека Стро о нездоровье генерала, из-за которого он не может появиться перед судом, в марте 2000 г. Пиночету позволили вернуться в Чили.

В тот же месяц к власти в Чили пришел первый после Альенде президент-социалист Рикардо Лагос. В январе 2001 г чилийский суд постановил привлечь Пиночета к ответственности за нарушение прав человека. Почти полтора месяца он был под домашним арестом. В июле 2002 г Верховный суд страны решил: из-за своего душевного состояния Пиночет не может появиться перед судом, поэтому все обвинения с генерала были сняты. Через несколько дней после того Пиночет оставил пост пожизненного сенатора.

В следующие годы было еще несколько попыток привлечь Пиночета к суду за нарушения прав человека и финансовые преступления, но каждый раз с помощью своих юристов, которые ссылались на плохое состояние здоровья генерала, он избегал ответственности.

30 октября 2006 года Пиночет опять оказался под домашним арестом — пятым с 1998 г. 25 ноября 2006 г ему исполнился 91 год. По этому поводу генерал обнародовал заявление, где шла речь о его любви к Чили и объяснялись мотивы его действий: попытка укрепить страну, избежать ее распада. На следующий день его признали виновным по делу о казни 1973 года двух охранников Альенде. Суд назначил Пиночету оставаться под домашним арестом. 3 декабря 2006 г он пережил сердечный приступ и был госпитализирован. Бывшему диктатору сделали операцию на сосудах сердца.

10 декабря 2006 г врач Хуан Игнасио Вергала сообщил, что Пиночет умер в военном госпитале в окружении членов своей семьи. 24 декабря опубликовали письмо Пиночета к чилийцам, которое он завещал обнародовать после своей смерти. Генерал утверждал, что переворот в 1973-м был необходим, чтобы не допустить гражданской войны, а последующая борьба с коммунизмом оправдывала максимально жесткие меры. По словам Пиночета, он не скрывает гордость, что ему удалось не допустить марксистов к власти.

Комментариев нет:

Отправить комментарий