ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

пятница, 1 октября 2010 г.

Короткая июньская ночь, положившая начало длинной войне


Воспоминания дипломата Эриха Франца Зоммера - свидетеля процедуры объявления фашистской Германией войны СССР.

- Среди ночи, а именно с 21 на 22 июня 1941 года, мне позвонил по телефону мой шеф доктор Штрак - высокопоставленный чиновник министерства иностранных дел Германии. Состоялся короткий разговор, содержание которого укладывается в одно предложение: через полчаса за мной придет машина, и я должен прибыть в парадном мундире дипломата.

Когда я зашел в кабинет шефа, то увидел его крайне обеспокоенным. Он сказал, что война с советской Россией неминуема. Дебатировать по этому поводу не было времени, мне надлежало сразу связаться с советским посольством. К телефону подошел секретарь-переводчик Валентин Бережков. Подумалось, что он не спал в эту ночь, ожидая звонка у аппарата.

Я сообщил, что через полчаса заеду за послом Владимиром Деканозовым и за ним, чтобы отвезти их на нашей машине в министерство иностранных дел Германии, где их ждет министр Иоахим фон Риббентроп.


А между тем хотел бы, по крайней мере, коротко ознакомить читателей с Эрихом Францом Зоммером. Он родился в Москве в 1912 году в семье прибалтийских немцев. Отец Эриха возглавлял в Москве завод Фаберже. Закончив в Москве немецкую школу, Эрих поступил в институт иностранных языков, однако не закончил его, поскольку в 1934 году вместе с матерью оставил Советский Союз и поселился в Риге, а затем перебрался в Восточную Пруссию, где закончил Кенигсбергский, а затем Берлинский университет.

Получив диплом, Эрих устроился на работу в министерство иностранных дел как переводчик. Работал в министерстве до 1945 года. За несколько месяцев до окончания войны его направили на Восточный фронт. В одном из боев был ранен и попал в плен. Эриха обвинили в шпионаже, и девять лет ему пришлось провести в советском лагере. Осенью 1955 года вернулся в Германию. В последние годы жизни Зоммер был на дипломатической работе в Австрии, США, Швейцарии, Ватикане.

...Но вернемся в Берлин. Тихими ночными улицами столицы мчала машина к советскому посольству. Когда подъехали к дому дипломатического представительства, Зоммер вышел из машины и начал подниматься по каменной лестнице. Навстречу ему шли Деканозов и Бережков. Поздоровались, однако, о цели позднего визита не говорили, обсуждали события, далекие от политики.

Деканозов догадывался, что через несколько минут ему будет объявлено о начале войны. В течение последних дней он пытался установить контакт с Риббентропом, но это ему не удавалось, чиновники министерства отвечали, что министр в отъезде, хотя в действительности он был в Берлине. Тогда Деканозов передал в министерство иностранных дел Германии ноту, и ответ на нее не получил.

А теперь рассказ Зоммера о том, как была проведена процедура объявления войны.

- Риббентроп принял Деканозова и его секретаря - переводчика Бережкова, стоя перед письменным столом в кабинете Бисмарка. Поздоровавшись, Деканозов пытался передать министру срочное сообщение из Кремля. Но Риббентроп перебил его и начал беседу с замечания относительно враждебного отношения советского правительства к Германии, о чем свидетельствует концентрация советских войск на восточной границе. Мол, это обстоятельство заставило рейх принять контрмеры.

Потом Риббентроп подал знак Паулю Шмидту, начальнику своей канцелярии, объявить меморандум немецкого правительства. Почти полчаса Шмидт перечислял разные пограничные инциденты, факты нарушения советскими самолетами границы, арест советских диверсионных групп и тому подобное.

Когда Шмидт замолчал, Риббентроп заявил, что он огорчен таким развитием немецко-советских отношений, которые он пытался улучшить. Но, к большому сожалению, оказалось, что идеологические противоречия между двумя странами стали сильнее здравого смысла.

Со своей стороны, Деканозов сказал, что он огорчен таким развитием событий, которые основываются на полностью ошибочной позиции немецкого правительства. И что статус советского посольства должен быть согласован с компетентными немецкими органами.

Деканозов, Бережков, Шидт и я направились к выходу. На том же “Мерседесе” мы вернулись к советскому посольству и попрощались.


В июле 1941 года Зоммеру было поручено сопровождать членов советского посольства до болгарско-турецкой границы, когда они возвращались домой.

После смерти Сталина Эрих Зоммер случайно познакомился с советским полковником, который присутствовал на закрытом совещании, на котором Деканозов отчитывался, как ему было объявлено о начале войны и депортации советского посольства. По словам этого полковника, Деканозов отметил, что с ним и членами посольства во время их следования к границе немцы вели себя корректно. Военнослужащий также отметил, что в 1946 году, когда Зоммер находился в советском плену, его не расстреляли благодаря тому, что за него вступился Деканозов.

Настоящая фамилия Деканозова - Деканозошвили, он происходит из семьи грузинского священника, однако в документах значилось, что его отец был служащим.

Говорят, советский посол был огорчен тем, что два вождя, то есть Сталин и Гитлер, ни разу не встретились. Если бы это произошло, то история могла бы пойти другим путем.

По материалам американской прессы

Комментариев нет:

Отправить комментарий