ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

пятница, 6 августа 2010 г.

«Будьте здоровы!»


Эти слова четыре десятилетия служили визитной карточкой знаменитого дуэта Тарапуньки и Штепселя, который появился в победный 1945. За меткий юмор и острую сатиру народ их любил и воспринимал больше, чем артистов. С ними здоровались на улицах, о них рассказывали анекдоты. Оскорбленные своеволием чиновников, люди вспоминали их как последнюю инстанцию истины, мол, вот напишем Тарапуньке и Штепселю, они вас так пропесочат...

Но время даже с этим знаменитым дуэтом сделало свое черное дело - сегодня о выдающихся юмористах почти забыли. Юрий Тимошенко (Тарапунька) ушел из жизни после инфаркта в 1986 году. Ефим Березин, который вскоре после смерти партнера выехал в Израиль, на эстраде больше не появлялся. Умер он после длительной болезни в Тель-Авиве в мае 2004 г.

Они оба родились в 1919-ом. Юрий Тимошенко - в июне, в городе с ярко выраженным украинским колоритом - Полтаве. А Ефим Березин - в ноябре в Одессе. Где, как говорят, даже в воздухе витает еврейский юмор. После школы оба поступили в Киевский театральный институт. В общежитии их поселили в одну комнату – так и познакомились. Вместе начали выступать на студенческих вечерах.

Они также вместе прошли Великую Отечественную и дошли до Берлина, выступая перед бойцами в составе Ансамбля песни и танца Юго-Западного фронта. Правда, в те времена они перевоплощались в осветлителя театра и милиционера Бублика или повара Галкина и банщика Мочалкина. Только после военного лихолетья появились Тарапунька и Штепсель. Первый псевдоним - идея Александра Довженко, с которым Тимошенко дружил еще, будучи студентом. Как-то, встретившись с режиссером, он рассказал о своем детстве. Вспомнил окрестности Полтавы, речушку Тарапуньку... Услышав название, Довженко до слез рассмеялся. А затем предложил молодому артисту стать Тарапунькой. А вот Штепсель родился сам по себе - натолкнула одна из сценических «профессий» Ефима Березина - электромонтер.

Партнерами на эстраде они были почти полвека. Поссорились только один раз и даже пробовали выступать поодиночке. Вскоре поняли - не могут друг без друга. И на сцену стали снова выходить дуэтом. Были они очень разными. Тарапунька обычно молчал, постоянно что-то обдумывая, находился «на своей волне». Когда домой приходили гости, некоторое время веселился, шутил, потом ни с того ни с сего уходил в себя. А тех, кто навязчиво пытался его растормошить, резко отшивал. Правда, потом сожалел. Характер имел непредсказуемый. В ресторане мог неожиданно заказать всем женщинам по шоколадке, а мужчинам по рюмке водки.

Тарапунька много курил и от этой привычки избавиться не мог, хотя и пытался не раз. Сигареты сильно «били» по сердцу. Когда лечился, нервничал, был в плохом настроении, тогда даже концерты не ладились. На последних гастролях в Ужгороде стало совсем плохо - прямо со сцены с инфарктом отвезли в больницу. Когда выписался и на вокзале, чтобы ехать домой ждал поезда, не удержался и закурил. После нескольких затяжек схватился за грудь и упал. Через мгновение его не стало.

А Ефим не курил. Вне сцены каждый из них имел собственную жизнь. Друг к другу в гости ходили редко. Зато когда выступали в родном городе Штепселя - в Одессе, всегда навещали его родственников. Отец Березина, работал билетером в оперном театре. Поэтому и у сына с детства была страсть к сцене, которая потом привела его в театральный институт. Тарапуньке и Штепселю повезло объездить весь мир - выступали перед английской аудиторией. А Тимошенко на английском даже интермедии писал.

Тарапунька был заядлым футбольным болельщиком и увлекался бильярдом. А еще собирал почтовые марки. За некоторыми специально мчался на поезде или даже на самолете в другие города. Насобирав солидную коллекцию, почти все продал - понадобились деньги на квартиру. Еще одной его страстью были гармошки. На них он сам аккомпанировал, когда со Штепселем на сцене исполняли частушки. Как только встречал знатоков этого инструмента, засыпал их вопросами. Любил также мастерить и строгать. В квартире стояли столярный станок, тиски, электроинструменты. Где бы не гастролировал, шел в хозяйственный магазин, покупал гвозди, шурупы, инструмент. Дома это все раскладывал в ящички и подписывал, что где хранится.

Дуэт вместе принимал участие в одиннадцати «Голубых огоньках» в Белокаменной. И трижды Тарапунька и Штепсель были на правительственных новогодних праздниках в Москве. Каждый раз их сажали за столик № 17, рядом с тогда еще женатыми Мордюковой и Тихоновым. Тарапунька дружил с Сергеем Михалковым. Внешне они были похожими. «Дядя Степа» - известный ловелас и любитель розыгрыша. Поэтому практиковал такие «приколы»: во время очередного знакомства с милой дамой представлялся Тарапунькой и давал номер телефона Юрия Трофимовича. Потом Тимошенко разыскивали незнакомые женщины, настойчиво напоминая ему о приятно проведенном времени.

Штепсель был прирожденным дипломатом. Он часто улаживал конфликты, которые возникали из-за вспыльчивого характера Тарапуньки. Даже на сцене, когда возникали проблемы, Березин все «устраивал». Известно, что у него была феноменальная память. Когда Тимошенко что-то забывал во время выступления, его партнер очень хитро подсказывал, вставив: «Ты, Тарапунька, наверное, хочешь сказать, что...»

Растерялся Ефим Иосифович только раз - на похоронах друга. Он, разбитый внезапным горем, подошел к красному гробу с телом сценического партнера, немного постоял молча, а затем едва вымолвил: “Так много хотел сказать тебе на прощанье, но... Извини, я впервые забыл свой текст...»

Жаль, что до сих пор нет музея памяти легендарного дуэта. Сегодня можно увидеть лишь мемориальную доску с именем Тарапуньки на улице Рейтарской, 20/24 в Киеве, где он жил, и, возможно, еще уцелевшую березку, которую он посадил у подъезда своей первой квартиры на улице Владимиро-Лыбедской.

Автор: igkremen

Комментариев нет:

Отправить комментарий