ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

четверг, 26 января 2012 г.

Трагедия на Байконуре

В истории отечественной и мировой ракетной техники есть не только яркие достижения, воплощенные в успешных запусках, но и досадные неудачи, и трагические события. Когда не только разрушались ракеты и стартовые комплексы, но и погибали люди, работавшие на полигонах. Одна из самых страшных - катастроф, произошедшая 24 октября 1960-го во время подготовки к первому пуску новой межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 на 41-й площадке секретного на то время Научно-исследовательского испытательного полигона № 5 (в настоящее время это всемирно-известный космодром Байконур). Эта катастрофа забрала жизни многих военнослужащих и гражданских - руководителей ведомств, предприятий и организаций, специалистов ракетостроительной и некоторых смежных отраслей промышленности.

Принципиально новая ракета Р-16 (или же, как ее именовали в тогдашней технической документации, - изделие 8К64) была создана для потребностей, сформированных в СССР в конце 1950-х Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). Разработку ракеты возглавлял Михаил Янгель - главный конструктор особого конструкторского бюро (ОКБ) № 586 (именно так тогда называлась организация в Днепропетровске, которую впоследствии переименовали в КБ «Южное»).

Собирали эти ракеты на расположенном в том же городе заводе с таким же № 586 (со временем предприятие превратилось в производственное объединение «Южный машиностроительный завод»). В кооперации с днепропетровским конструкторским бюро и заводом в создании и производстве отдельных систем и агрегатов для Р-16 принимали участие разные предприятия, КБ и научно-исследовательские институты.

Если два предыдущих детища конструкторов и ракетостроителей - одноступенчатые Р-12 (впервые она была запущена в июне 1957-го) и Р-14 (первый запуск состоялся в июле 1960-го) принадлежали к классу ракет средней дальности (соответственно 2000 километров - у Р-12 и 4500 км - у Р-14), то Р-16 стала первой двухступенчатой межконтинентальной баллистической ракетой тяжелого класса, созданной в ОКБ-586, и имела намного большую дальность полета - 13 тысяч километров. Ракета могла оснащаться разными видами ядерных боеприпасов. Стоит отметить, что Р-16, как, и упомянутые Р-12 и Р-14, работала на так называемых высококипящих компонентах топлива - несимметричном диметилгидразине и соединениях азотной кислоты.

Первый летный (предназначенный для реального запуска, понятное дело, без ядерной боеголовки) образец межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 (8К64) в сентябре 1960-го доставили на испытательный полигон № 5, расположенный в Кзыл-ординской области на юге Казахстана - в пустыне на правобережье реки Сырдарья.

Главой государственной комиссии по летным испытаниям Р-16 правительство назначило главнокомандующего Ракетных войск - заместителя министра обороны СССР главного маршала артиллерии Неделина Митрофана Ивановича. А техническим руководителем этих испытаний стал главный конструктор ОКБ-586 Михаил Янгель.

Предстартовая подготовка

Начались будни многогранных подготовительных работ на технической (в монтажном корпусе) и стартовой позициях, где были задействованы гражданские специалисты, а также военные испытатели, по разным службам и подразделениям полигона.

Работа шла в напряженном режиме - и не только потому, что новая сложная техника почти никогда не рождается без проблем (во время контрольных проверок неоднократно обнаруживались разные отклонения, которые оперативно устранялись), но и из-за причины далеко не технического характера. Дело в том, что в советское время привычным - и по большей части обязательным - было то, что тогда именовалось «трудовыми подарками» к большим государственным праздникам, партийным съездам и другим примечательным событиям. К сожалению, не осталась в стороне и ракетостроительная отрасль. Тогда делалось все, чтобы первый испытательный запуск межконтинентальной баллистической ракеты Р-16 был осуществлен к 43-и годовщине Октябрьской революции.

Сначала государственная комиссия, возглавляемая маршалом Неделиным, назначила запуск Р-16 на 23 октября 1960 года. За двое суток до намеченной даты ракету установили на шнековое устройство, расположенное в центральной части стартовой позиции на площадке № 41, и начали предстартовую подготовку. Однако из-за непредвиденных технических неурядиц (в частности то, что при одной из проверок были прорваны пиромембраны, отделяющие топливные баки ракеты от турбонасосных агрегатов, которыми подавались компоненты ракетного топлива) дату пуска перенесли с 23-го на 24-те октября.

В этой ситуации, главный конструктор Михаил Янгель склонялся к тому, чтобы слить с Р-16 компоненты топлива и отвезти ракету на техническую позицию - для устранения недостатков, а также начать подготовку второй такой ракеты. А это значило, что к празднику запуск не состоится, а на такое, скорее всего, негативно отреагировали бы «наверху». По-видимому, именно из-за этого государственная комиссия по испытаниям Р-16 все же решила осуществить запуск 24 октября.
И вот 24-го в 18.45 по местному времени была объявлена 30-минутная готовность. Начали выполнять завершающие предпусковые операции: отсоединение заправочных коммуникаций, снятие ветрового крепления ракеты и заглушек на ней....

Однако, поскольку в те времена еще не было так называемого безлюдного старта (его создали позже), то на разных этажах ферм обслуживания и внизу вокруг ракеты, которая стояла на пусковом устройстве, было много людей - и не только тех, кто непосредственно принимал участие в предстартовых операциях. Неподалеку от ракеты сидел на стуле и глава государственной комиссии маршал Неделин. Было там и немало офицеров из разных служб полигона, и гражданских специалистов. Главный конструктор Михаил Янгель в те минуты решил перекурить. Чтобы не подавать плохой пример подчиненным, он не стал делать этого на стартовой площадке, а отошел к специальной установке (это и спасло жизнь ему да еще нескольким курильщикам).

Трагедия

Пока Янгель курил случилось непредсказуемое: по причине случайного импульса (как выяснилось впоследствии при расследовании), ошибочно выданного дифференциальным распределителем (устройством системы управления), внезапно самовольно включился двигатель второй ступени ракеты. В Р-16 первая и вторая ступени были размещены последовательно – тандемом. Когда ракета стоит вертикально, ее вторая ступень находится над первой. Поэтому струи пламени неожиданно заработавшего двигателя второй степени, ударили сверху по конструкциям и бакам заправленной топливом первой ступени ракеты.

Произошла мощная взрывообразная вспышка, которая охватила 120 тонн топливных компонентов, которые были в баках второй ступени ракеты. Первыми в огне сразу же погибли все, кто находился на фермах обслуживания. Дальше, в течение каких-то двадцати секунд - всепоглощающее пламя с безумной скоростью стало распространяться (на100–120 метров) во все стороны от пылающей ракеты, превращая в факелы и тех, кто стоял возле нее, и тех, кто пытался убежать от Р-16. Людей убивало не только пламя, но и ядовитые испарения пылающего ракетного топлива.

Лишь некоторым из тех, кто был на стартовой позиции, удалось спастись, спрыгнув с площадки, где они внизу нашли убежище в подземном бункере, спрятанном под бетонной толщей. Михаил Янгель принимал участие в спасательных работах, где обжег руки. В том адском огне погиб глава государственной комиссии Митрофан Неделин, от которого осталась только оплавленная звезда Героя Советского Союза и одна металлическая пуговица с его маршальского мундира...

Кроме председателя госкомиссии, катастрофа унесла жизни заместителей главного конструктора ОКБ-586 Василия Концевого и Льва Берлина, погибло немало руководителей разных ведомств, предприятий и организаций страны. В тот день на стартовой позиции погибло 76 человек, а еще 49 были отправлены в госпиталь (16 из них впоследствии умерли от ожогов и отравлений). А в целом в катастрофе пострадали 126 человек.

В СССР тогда об этой трагедии не упоминалось: ни в газетах, ни на радио и телевидении - все было засекречено, а из участников тех событий режимные органы взяли подписку о неразглашении.

О смерти заместителя министра СССР главнокомандующего Ракетных войск маршала Неделина было объявлено, что он при выполнении служебных обязанностей погиб в авиационной катастрофе, - и урну с его прахом похоронили в Москве в кремлевской стене. Что же касается остальных погибших на 41-й площадке, то их тела были, по желанию родных и близких, отправлены для захоронения в те города, где жертвы катастрофы до гибели работали (без предания огласке причин их смерти).
Погибших офицеров полигона и других его работников похоронили в Ленинске (сейчас - город Байконур) в братской могиле в одному из скверов, который находится между проспектом Юрия Гагарина и Авиационной улицей. Над могилой установили монумент, внизу которого сделана надпись: «Вечная слава воинам, героически погибшим при исполнении воинского долга! 24.10.60».

На площадке № 41 о трагедии, которая произошла осенью 1960-го, напоминают два гранитных обелиска. На одной стелле, установленной рядом с местом бывшего устройства запуска, вычеканены фамилии всех, кто погиб в той катастрофе. На некотором расстоянии от этого мемориала, как раз на месте, где во время подготовки к пуску ракеты Р-16 сидел Митрофан Неделин, - стоит каменная глыба со скорбной надписью о гибели маршала.

Руслан Линник
При перепечатке ссылка на сайт обязательна

Комментариев нет:

Отправить комментарий