ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

четверг, 12 мая 2011 г.

Проблемы переходного возраста. Эти взрослые, взрослые дети…


Наша небольшая компания рассасывалась после полуночи. Мы чаевали, пили вино и болтали о Булгакове, которого только начали издавать. Домой – через весь город пешком. В родительской спальне горит свет. Мать, как всегда, драматично молчит, отец притворно безразлично листает Станислава Лема. И все. А вечером родители шепчутся на кухне: «У него сложный подростковый возраст...»

Еще в те времена, специалисты констатировали, что проблема переходного возраста свойственна детям средних и больших городов. Потому что в деревне на такие глупости всегда не хватает времени: то пахать нужно, то сеять. Потом – армия, семья, колхоз. А «вторжение сексуальности в психофизиологию подростка» отец лечил ремнем.

Сегодня у колеса времени сломались тормоза, и оно постепенно набирает оборотов. Вот уже прежние дети нервно курят на кухне, ожидая своего ребенка с ненавистной дискотеки. Он же, безразлично промолвив «все нормально», идет спать. Покрутившись, скручивается в постели калачиком. Как в детстве, когда его глаза светились преданностью, доверием и восторгом от самых лучших мамы и папы. Теперь для него мы «старики, которые ничего не понимают». Хорошо, если с сентиментальным определением «мои».

Еще четверть века назад специалисты, ломая копья относительно феномена «переходного возраста», определили ключевые моменты, которые провоцируют проблемы у подростка: «нежеланность» младенца, острый токсикоз во время беременности матери, безразличие отца к проблемам жены и ребенка в первые годы его жизни, попытки перевести заботы по уходу и воспитанию на родственников, строгие наказания.

Бессознательно малыш начинает воспринимать родителей не как источник безопасности и уверенности, а наоборот. Поэтому при достижении 12–14 лет, убегает на улицу даже из вроде бы счастливой и состоятельной семьи. Ведь, как написал в школьном произведении герой фильма «Большая перемена», счастье – это когда тебя понимают.

Мир наших подростков разделен пополам: с одной стороны – мы, с другого – они. Абсолют – мнимая свобода и их маленькое «общество», где они могут быть теми, кем себя пока еще считают. Поскольку взросление – это когда вчерашнего ребенка неизбежные физиологические процессы, происходящие в его организме, катапультой выбрасывают из рая детства. А по ту сторону ограждения архангелами гнева маячат родители с сакраментальным «мы же тебе говорили»...

Родителям стоит вспомнить собственные ошибки перед тем, как проповедовать своим «маленьким грешникам». Не с невротическим ужасом, – «чтобы доченька, с тобой такого не случилось, я тебе жизнь поломаю», а с осознанием обоюдного права на ошибку и ответственности. Однако мы, родители, в определенный момент перестаем воплощать беспрекословный авторитет. И пусть. Пусть вчерашний ребенок на собственной шкуре поймет, что быть взрослым – это не только иметь право на секс и «ром-колу».

В конечном итоге, вся проблема подросткового возраста заключается в желании быть взрослым и не платить за это личной ответственностью. Ведь каждый подросток подсознательно уверен, что его ошибку уладят родители. И, конечно же, простят. А поэтому – можно все...

Когда нужно нервничать?

– если ребенок начал неохотно общаться, или и вообще избегает разговоров, закрываться в собственной комнате или убегает на улицу «погулять»;
– если он тихо протестует или откровенно бунтует против семейных правил, отказывается выполнять домашние обязанности, вовремя не приходит домой, от него иногда исходит «аромат» алкоголя или сигарет;
– если на родительских собраниях вам сообщают, что сын или дочь пропускают уроки, внезапно сползли со своих позиций в оценках.

Что делать?

Во-первых – не устраивать дома «разбор полетов». Словно невольно погрузитесь в воспоминания о собственных школьных годах, вспомните свою первую двойку и вызов на ковер к директору. Ваш ребенок хоть и считает, что «прожил жизнь», но все знает, лучше к вам прислушаться. И будет делать вид, что не слышит...

Во-вторых – так же, между прочим, спросите, что это за музыка, которую слушает ваш «протестант». Выясните, что за стиль, получите хотя бы поверхностные знания и компетентно выразите собственный критический взгляд. Поверьте, ваш ребенок просто оторопеет от такой продвинутой мамочки!

В-третьих – найдите повод и откровенно расскажите о собственных «ошибках молодости», посмейтесь с них, но отметьте, сколько и как вам пришлось за них заплатить. Не поучайте – просто делитесь опытом. Все нужно делать естественно, вроде бы, между прочим, потому что опереточное «послушай меня, сын» уже через минут двадцать будет вызывать гомерический смех у друзей вашего «малыша». Но если это будет искренне, в случае серьезных проблем ребенок обратится к вам без страха и с полной откровенностью.

В-четвертых – не наказывать физически и материально. Не нужно объяснений, чтобы понять, что упрек деньгами может побуждать подростка к криминальным действиям, чтобы именно вам (а никому другому!) доказать свою «взрослость».

И последнее – гормоны. Они бесспорная физиологическая реальность, поэтому первая любовь воспринимается по-шекспировски: жизнь или смерть. В таком случае вообще не стоит поучать, лучше опять устроить сеанс воспоминаний. А когда случится «катастрофа», не стоит злобно улыбаться и тыкать дочь, как котенка, носом в лужицу. Мол, я же тебе говорила, а ты не послушала. Потому что ее любовь была такой, как и ваша когда-то: без серединок, нестерпимая и по-детски совершенная.

Руслан Линник

Комментариев нет:

Отправить комментарий