ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

понедельник, 2 августа 2010 г.

Нестор Махно: отец крестьянской вольницы, идейный анархист или бандит?


Жизнь этого человека разделена на три части. Первая – с рождения до заключения в тюрьму за анархистскую деятельность, вторая – четыре года непрерывных сражений, походов и лечений от многочисленных ранений, и третья – тринадцатилетнее пребывание на чужбине.

Нестор Махно родился 26 октября 1888 года в Гуляйполе в семье бывшего крепостного, конюха. Очевидцы утверждали, что во время крестин у священника загорелась ряса, и он в сердцах воскликнул, что младенец вырастет «разбойником, какого свет не видывал». Если брать в расчет все эти составляющие, нет ничего странного в том, что из мальца вышел непревзойденный мастер кавалерийских рейдов и битв.

Учеба в земской школе была недолгой, и уже в 10 лет Нестор начал работать – сначала, как отец, с лошадьми, а затем чернорабочим. Впоследствии на его судьбу повлияла революция 1905 года, которая вызвала довольно ощутимую волну увлечения идеями анархизма. Молодые рабочие, разочарованные в деятельности эсеров и большевиков, шли в ряды анархистского движения, центром которого стал Екатеринослав (Днепропетровск).

Быть членом анархистского «Союза бедных хлеборобов» в Гуляйполе парню пришлось недолго. На революционную деятельность нужны были деньги, поэтому оппозиция царскому режиму добывала их с помощью экспроприаций – вооруженного грабежа предприятий, банков, почтовых контор и вообще буржуев. После того как были убиты полицейские и почтальоны, Нестор в августе 1908 года был арестован, и его ожидал смертный приговор. Мать революционера написала письмо матери царя Николая ІІ – Марии Федоровне, с просьбой пересмотреть дело, поскольку Нестор тогда считался несовершеннолетним – ему еще не было 21 года.

Каторжные работы юноша отбывал в Московской центральной тюрьме – Бутырке. Среди политических узников было много учителей и студентов, в политических диспутах с которыми он формировал свое мировоззрение. В камере молодой узник получил кличку «Скромный», поскольку его товарищи неоднократно слышали от него: «Я стану великим человеком!» В Бутырской тюрьме он провел семь лет и был освобожден февральской революцией 1917 года.

В марте Нестор вернулся в свое родное село – Гуляйполе. Он возглавил местный совет и профсоюз металлистов и деревообработчиков, стал соучредителем Крестьянского союза и организовал отряд крестьянской самообороны. А в 1918 году в «Свободной Гуляйпольской республике» появилось собственное повстанческое войско. Махно и его боевые побратимы воевали со всеми, кто приходил покорить запорожские степи – австро-немецкой армией, гетманом Скоропадским, Деникиным и Врангелем, большевиками, Антантой и Директорией. И не только с ними.

Взяв Екатеринослав, Нестор Иванович вместе со своим штабом на радостях сильно напился, а после стал забавляться в городском парке. А именно: махновцы, усевшись на качели и карусели, стали стрелять по городским жителям, которые имели несчастье быть одетыми не по-пролетарски и гулять в тот день в парке. Ну, а другие устроили в городе погром. Потом протрезвевший Махно расстрелял несколько десятков самых злостных погромщиков. Конечно же, не из своего окружения.

Первые шаги новоявленной республики были прерваны тяжелым топотом австро-немецкой армии, которую Скоропадский пригласил для борьбы с большевистскими отрядами, надвигавшимися с севера. В конце апреля, после того как Махно выбили из Украины, он через Ростов, Саратов и Самару, добрался до Москвы. Там он встретился со Свердловым и Лениным, на которого произвел большое впечатление (больше, чем Ленин на Махно). Факт встречи советские историки долго замалчивали. Конструктивный разговор не получился. Нестора интересовало отношение Ленина к анархизму, а Ленина – как можно использовать анархистов в борьбе с немцами и Скоропадским.

Большее впечатление на Махно произвела встреча с теоретиком анархизма Петром Кропоткиным. Тот ответил на все интересовавшие вопросы и сказал на прощание слова, которые Нестор запомнил на всю жизнь: «Самоотверженность, твердость духа и воли на пути к намеченной цели побеждают все». Тайно вернувшись в Гуляйполе, Махно начал вооруженную борьбу с карательными отрядами гетмана и немецкими войсками. К нему шли крестьяне, недовольные возвращением помещиков, ликвидацией демократических институций, реквизицией. После одного победного боя 10 октября 1918 года повстанцы назвали своего тридцатилетнего командира «батькой».



Махно побеждал благодаря оригинальной тактике и изобретательности. Он первый догадался поставить на знакомую с детства рессорную телегу немецких колонистов пулемет «Максим». Так родилась легендарная «тачанка». Имея поворачивающуюся переднюю ось и запряженная четверкой лошадей, она была грозной силой в бою. Военная наука того времени не знала таких встречных кавалерийских атак: навстречу врагу летела конница, а за ней – сотни пулеметных тачанок. Мгновенно, по команде, конница уходила в стороны – и враг врезался в стену пулеметного огня. Пулеметные полки оказались довольно эффективны в борьбе с донской и кубанской конницей Деникина и Врангеля.



Дважды в борьбе с ними Батька (Батько) Махно был союзником Красной Армии. А 4 июня 1919 года в Гуляйполе даже пожаловал Клим Ворошилов, чтобы лично наградить Нестора орденом Красного Знамени №1. Дважды он был вне закона, и его войска старались уничтожить. Защищая крестьян, он выступал против продразверстки, своеволия «чека» и комиссаров. В документе, принятом на съезде представителей крестьян в Гуляйполе, было сказано: «Советское правительство своими приказами пытается отобрать у местных советов их свободу... Нами не избранные комиссары следят за деятельностью советов и беспощадно расправляются с нежелательными. Лозунг диктатуры пролетариата на практике означает монополию одной партии».



Осенью 1919 года численность отрядов Махно под черными флагами достигла ста тысяч человек. Именно тогда он заключил союз с Петлюрой, и его удар в спину армии Деникина в значительной мере решил судьбу Белого движения. А через год он помог большевикам взять Крым: махновцы первыми форсировали Сиваш, и сразу после этого Красная Армия начала против них войну. В течение следующих десяти месяцев Махно осуществил боевые походы в Приазовье, на Дон и Поволжье, потеряв большую часть своих войск.

С разгромом Деникина и Врангеля Красная Армия бросила всю свою мощь на махновцев. Испытав поражение, Махно 28 августа 1921 года с остатками своего войска – отрядом из 77 человек, переправился через Днестр в Румынию. Он жил в Бухаресте, потом в Варшаве и там, в сентябре 1923-го был арестован по обвинению в подготовке восстания в Западной Украине, однако оправдан судом. После скитаний в Польше и Германии жил в Торуне, а в апреле 1925 года переехал с женой и дочерью в Париж, где работал, пока были силы, токарем, печатником, сапожником.



Нестор Махно умер в Париже 25 июля 1934 года. Его тело кремировали и похоронили на кладбище Пер-Лашез, в стене колумбария, под номером 6686 – рядом с парижскими коммунарами.

Долгое время из Махно лепили кинематографического атамана, безудержного в ярости, непрогнозируемого, способного только на бессмысленные поступки, ни в коей мере не связанного с народом. Кем же он был в действительности? Бандитом? Тогда почему он имел такую поддержку местного населения?



Все пока остается загадкой. Если удастся разгадать тайну Нестора Махно, значит, будет найден еще один ключик к истории нашего прошлого, а может, и будущего.

Статья впервые опубликована на http://shkolazhizni.ru/authors/cocktail/

Автор: Игорь Полоз

P.S. Неутомимый «СМЕРШ» разыскал жену Галину и дочь Елену в Германии, где они работали на фабрике. Жена была осуждена на 8 лет мордовских лагерей, а дочь – на 5 лет поселения в Казахстане. Впоследствии обе жили и умерли в городе Джамбуле.

Комментариев нет:

Отправить комментарий