ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

пятница, 13 ноября 2009 г.

Цели жизни человека по Монтеню


Мишель де Монтень (1533 - 1592), французский писатель, политический деятель и, конечно, философ эпохи Воздрождения. А это, как нам известно, практически равносильно психологу, тем более в то время, когда психологии как науки не существовало. Монтень отличался скептицизмом в отношении человеческой природы, что доказывает только то, что он хорошо ее понимал. Свою знаменитую книгу «Опыты» он писал в течение восьми лет (1580 - 1588).

Житейский опыт, накапливающийся с годами у каждого человека, а также жизненные разочарования привели Монтеня к выводу: в основе всех человеческих поступков лежит эгоизм. Кроме того, Монтень был убежден, что все человеческие познания относительны и недостоверны, абсолютную истину человеческий разум постичь не в состоянии. Таким образом, всё в мире относительно.

Основные цели жизни человека по Монтеню – стремление к счастью и самопознание. Обучение, как он полагал, должно происходить без принуждения, без наказаний и насилия, с учетом склонностей ребёнка – то есть быть индивидуальным. Ребенка нужно направлять, иногда подсказывая ему нужную дорогу, а иногда предоставляя ему возможность отыскивать её самостоятельно. Монтень был очень популярен при жизни, и его популярность была столь же высокой больше полувека после его смерти. И сейчас, уже в наше время, обращаясь к его «Опытам», мы видим: все его психологические наблюдения, рассуждения и выводы актуальны и по сей день.

Вот некоторые из его мыслей:
Между одними людьми и другими дистанция гораздо большая, чем между некоторыми людьми и животными.

Будемте остерегаться, чтобы старость не наложила больше морщин на нашу душу, чем на наше лицо.

Человек страдает не столько от того, что происходит, сколько от того, как он оценивает то, что с ним происходит.

Страх то придает крылья ногам, то приковывает их к земле.

Невежество бывает двоякого рода: одно, безграмотное, предшествует науке; другое, чванное, следует за нею.

Игры детей – вовсе не игры, и правильнее смотреть на них как на самое значительное и глубокомысленное занятие этого возраста.

Вместо того чтобы стремиться узнать других, мы хлопочем только о том, как бы выставить напоказ себя, и наши заботы направлены скорее на то, чтобы не дать залежаться своему товару, нежели чтобы приобрести для себя новый.

Мы не можем обойтись без брака, и вместе с тем мы его принижаем. Здесь происходит то же, что наблюдается возле клеток: птицы, находящиеся на воле, отчаянно стремятся проникнуть в них; те же, которые сидят взаперти, так же отчаянно стремятся выйти наружу.

Чаще всего мы больше радуемся детским шалостям, играм и проделкам наших детей, чем их вполне сознательным поступкам в зрелом возрасте, словно бы мы их любили для нашего развлечения, как мартышек, а не как людей.

Мы не в силах придумать человеку лучшую похвалу, чем сказав, что он одарен от природы.

Женщины нисколько не виноваты в том, что порою отказываются подчиняться правилам поведения, установленным для них обществом, – ведь эти правила сочинили мужчины, и притом безо всякого участия женщин.

В природе нет ничего бесполезного.

После тех лиц, которые занимают самые высокие посты, я не знаю более несчастных, чем те, что им завидуют.

огда судят об отдельном поступке, то, прежде чем оценить его, надо учесть разные обстоятельства и принять во внимание весь облик человека, который совершил его.

Настоящий друг – это тот, кому я поверил бы во всем, касающемся меня, больше, чем самому себе.

Первый признак порчи общественных нравов – это исчезновение правды, ибо правдивость лежит в основе всякой добродетели и является первым требованием к правителю государства.

Признаваться в незнании – одно из лучших и вернейших доказательств наличия разума.

Чтобы научить другого, требуется больше ума, чем чтобы научиться самому.

Если учителя просвещают своих многочисленных учеников, преподнося им всем один и тот же урок и требуя от них одинакового поведения, хотя способности их вовсе не одинаковы, то нет ничего удивительного, что среди огромной толпы детей найдется всего два или три ребенка, которые извлекают настоящую пользу из подобного преподавания.

Нет стремления более естественного, чем стремление к знанию.

Массе свойственны глупость и легкомыслие, из-за которых она позволяет вести себя куда угодно, завороженная сладостными звуками красивых слов и не способная проверить разумом и познать подлинную суть вещей.



Автор: Ирина Бойко

Комментариев нет:

Отправить комментарий