ЗДЕСЬ ВСЕ ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

понедельник, 19 июля 2010 г.

Внимание! В небе Кожедуб



Легендарные перелеты Чкалова и Громова через Северный полюс, беспосадочные маршруты Валентины Гризодубовой, Марины Расковой и Полины Осипенко, прославили советскую авиацию на весь мир. Но особую славу наши пилоты получили в годы Великой Отечественной. В те времена развитие военной техники в США, Великобритании, Германии и СССР, достигло такого высокого уровня, что победа в воздухе зависела исключительно от профессионализма летчиков, их личных качеств, таланта и мастерства.

Почти 2500 пилотов-истребителей стали Героями Советского Союза, более 60 из них Золотые Звезды получили дважды, а вот известные асы Александр Покрышкин и Иван Кожедуб первыми удостоились этого высокого звания трижды. Но, самым показательным, вероятно, есть тот факт, что Ивана Никитовича, ни разу не сбили и не ранили. При этом он поставил мировой рекорд: в 120 воздушных боях уничтожил 62 вражеских самолета (это два авиационных полка), в том числе и реактивный "Люфтваффе Ме-262".

Будущий маршал авиации воевать начал под Харьковом, за бои на Корсунь-шевченковском направлении, Иван Кожедуб получил первую Золотую Звезду Героя. О советском воздушном асе уже тогда ходили легенды: фашистские летчики предупреждали своих, что в воздухе появился Кожедуб. Приняв первый бой на Курской дуге 6 июля 1943 года, только за три следующих месяца сбил двадцать самолетов противника.



Всякое случалось: и битым бывал, и противнику не уступал. Преимущество гитлеровцев - ни качественное, ни количественное - никогда не останавливало. Под градом пуль и снарядов врезался в боевые формирования фашистов. Не раз смотрел смерти в глаза, но мужество, вера в себя, мастерство приносили победу. К концу Великой Отечественной Иван Никитович совершил 326 боевых вылета.

Но не успел мир опомниться после Второй мировой, как в1950-ом началась жестокая трехлетняя война в Корее. По некоторым подсчетам, погибли тогда почти два миллиона корейцев. Немногие знают, что на стороне Северной Кореи выступала и наша армия. Санкцию на начало войны также дала Москва. Сталину очень хотелось покончить с американским присутствием в Корее, чтобы контролировать всю Восточную Азию (в частности и Китай, где в 1949-ом к власти пришли коммунисты). Но здесь Америка ответила сильным контрударом. Американцы хозяйничали в воздухе почти без потерь.



Тогда Сталин решил создать особый истребительный авиакорпус при участии СССР. Командовал одной из авиационных дивизий Иван Кожедуб, которого для конспирации окрестили "Крыловым". Трижды Герою Советского Союза Москва строго запрещала участвовать в воздушных сражениях. У него были другие задания: руководить сражениями и готовить летный состав. Однако, понятное дело, ас часто нарушал приказ. Кожедуб сам отбирал пилотов, которые имели фронтовой опыт или хорошо освоили самый совершенный в то время реактивный МИГ-15. Их переодевали в униформу корейских добровольцев, а в документы вписывали китайские имена и фамилии наподобие Си-Ни-Цын или Ли-си-Цын. Так делали, чтобы не вызвать возмущения со стороны ООН и мирового сообщества вмешательством в дела Кореи.

Появление в небе МИГ-15 стало для американцев ужасающим сюрпризом. Командующий военно-воздушных сил США генерал Вандерберг признавал: "Летать стало опасно..." Дивизия Кожедуба добыла тогда 215 побед. Самого же его зимой 1951-го едва не отравил корейский повар: как видно, воевали разными методами. В том же году активные боевые действия прекратились, а после смерти "вождя всех народов" в 1953-ом в Корее заключили перемирие.

Как говорил Иван Кожедуб, чтобы уцелеть в воздушном бою, нужно вращать головой на 360 градусов. О своей тактике он вспоминал: "Врага следует атаковать молниеносно, захватить инициативу, умело использовать летно-тактические качества машины, действовать с расчетом, бить с короткой дистанции и всегда помнить: на счету каждая секунда".

Была еще одна тайна у Кожедуба: почти набожное отношение к самолетам. "Мотор работает четко. Машина подчиняется моим движениям. Я не сам - со мной боевой друг", - писал летчик-ас. И это не поэтическое преувеличение. Перед вылетом он всегда говорил своему воздушному побратиму добрые слова, разговаривал, словно с коллегой, который взял на себя важную частицу работы. И за войну ни один самолет не подвел мастера - не потерял ни одной машины, хотя и приходилось гореть и садиться на усеянные воронками аэродромы.

К испытаниям Ивана Кожедуба, еще пятилетним мальцом, начал готовить отец. Несмотря на протесты матери, посылал мальчика стеречь ночью сад. Иван родился в бедной семье пятым (да еще и после большого голода) в таком же нищем селе Ображиевка Сумского уезда.

По окончании семилетки паренька приняли на рабфак химико-технологического техникума в Шостке, а в 1938-ом судьба привела в аэроклуб (красивая форма воспитанников сыграла в этом не последнюю роль). В апреле 1939-г Кожедуб в первый раз поднялся в небо. Красота родной земли, которая открылась с полуторакилометровой высоты, произвела на юношу необычайное впечатление. После этого он просто не мог не подать документы в Чугуевское военное авиационное училище, где остался работать инструктором.

Молодой летчик много летал, оттачивал пилотажное мастерство. "Если бы было можно, кажется, не вылезал бы из самолета. Техника пилотирования, шлифования фигур, дают мне ни с чем несравненную радость", - вспоминал он позже.

В начале Великой Отечественной сержант Кожедуб еще упорнее занимался самообразованием: изучал тактику, конспектировал описания воздушных боев, рисовал схемы... Дни, планировал по минутам - подчинив все главной цели: стать достойным противником. Осенью 1942-го после многочисленных рапортов старшего сержанта Ивана Кожедуба вместе с другими инструкторами и выпускниками училища наконец-то направили в Москву. И опять тренировки.

Во время одного из тренировочных полетов, когда из-за поломки двигателя резко упала тяга, будущий командир решительно развернул самолет и все-таки умудрился посадить его. Травма на несколько дней выбила из строя, поэтому к моменту отправления на фронт налетал всего десять часов. Так началась широкая полоса неудач. Кожедубу досталась "тяжелая" машина - Ла-15. В первом же бою его начали атаковать вражеские истребители, а затем еще оказался в зоне огня своих же зениток. Чудом остался жив: бронеспинка спасла от фугасного снаряда авиапушки Мессершмитта.

После ремонта самолет для серьезного дела уже не годился. На задание посылали редко, а как-то вообще чуть не отправили на перепрофилирование. Вступился командир Солдатенко, который или разглядел в нем будущего героя, или же просто пожалел. И только во время своего сорокового вылета на Курской дуге Кожедуб сбил первого фашиста. С тех пор начался его победный путь, парень словно родился для воздушного боя.

Во время затишья Кожедуб, казалось, больше всего изнывал от праздности. Хотя, не полагаясь только на собственный опыт, силу и характер, скрупулезно готовился к боям. Часто заглядывал в толстый блокнот с только ему понятными записями и схемами. Молчаливый от природы, он поразительно менялся, когда речь заходила о полетах. Однако не жал собственным авторитетом и не хитрил.

После Великой Отечественной майор Кожедуб продолжил службу в 176-ом истребительно-авиационном полку. В конце 1945-го в электричке встретил десятиклассницу Веронику, она и стала его женой, верной и терпеливой спутницей. В 1952-ом полк перевели под Калугу, и Иван Никитович с энтузиазмом взялся за новое для себя дело: обустройство дивизии. За короткий срок смонтировали 150 жилых дома, расширили аэродром и военный городок.

На истребителях регулярно летал до 1970 года. Освоил десятки самолетов и вертолетов. Части, которыми командовал Кожедуб, всегда выделялись среди других низким уровнем аварийности, но нештатные ситуации, конечно же, были. Как-то МИГ-21 столкнулся со стаей птиц, вышел из строя двигатель. С летной работы ушел сам и сразу: с должности командующего военно-воздушных сил Московского военного округа вернулся к обязанностям первого заместителя начальника управления по боевой подготовке, которые исполнял почти двадцать лет до того. Причина отставки? Офицер Иван Кожедуб не умел льстить, интриговать, подключать нужные связи.

В 1985-у Ивану Никитовичу присвоили звание маршала авиации. До этого он безотказно занимался общественными работами. Депутат Верховного Совета СССР, председатель и президент разнообразных организаций, комитетов и федераций. Только ему самому известно, сколько сил забирали сотни встреч и поездок, выступления, интервью и автографы...

Последние годы жизни Иван Кожедуб тяжело болел: дали о себе знать военные стрессы и нелегкая служба в мирное время. Из жизни ушел 8 августа 1991-го от сердечного приступа. Но навсегда остался в нашей памяти редкий человек, который с честью прошел испытания "водой, огнем и медными трубами".

Автор: Игорь Полоз

Комментариев нет:

Отправить комментарий